Дети прошли восемь километров от храма в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы на Семи Ключах до Ганиной Ямы

Сегодня в Екатеринбурге прошел традиционный детский крестный ход, в котором приняли участие около полутора тысяч человек. Дети, читая молитвы, прошли восемь километров от храма в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы на Семи Ключах до Ганиной Ямы. Мы решили узнать, что по этому поводу думают горожане, и собрали несколько мнений:


— Если заставляют, это плохо, — говорит детский омбудсмен Игорь Мороков. — А если у детей есть свое стремление, уже в детском возрасте, какое-то отношение уже сформировалось к тому устройству жизни, которое пропагандируют, о чем говорят их родные и близкие, то, наверное, это здорово. Насилие никогда ни к чему доброму не приведет, и это касается и вещей духовных. Я понимаю, что Господь велел страдать, и через страдания мы приходим к пониманию мира, с точки зрения служителей культа, и я, как человек взрослый, это, может быть, тоже понимаю, но, когда это делают осознанно взрослые — это приемлемо. Когда у детей это происходит осознанно — это тоже приемлемо. Но когда есть хоть какая-то толика насилия — это не совсем правильно. Вход в очень личное пространство, коим является вера, должен быть очень мягким. Никакое насилие, никакие требования не оправдывают даже самые благие намерения, с которыми люди заходят в организацию жизни детей.


На протяжении всего пути дети пели молитвы


— Я считаю, что это совершенно никчемная затея, не надо в это втягивать детей, — считает Алексей Мосин, историк, педагог, православный. — Вот пусть человек сначала вырастет и самостоятельно примет решение — участвовать ему в крестном ходе или нет.


— Если родители не против, какие могут быть вопросы, если только к родителям, — говорит Ильдар Хабибуллин, общественник, мусульманин. — Если это используется в высоких, духовных целях, то я ничего не могу сказать против. А если это делают из-под палки, то, конечно, не стоит это делать. Единственное, восемь километров для детей — это слишком. Я сам в походы хожу, могу сказать, что даже для взрослых людей, которые не ходят в леса и горы, расстояние больше, чем 3–4 километра — это уже многовато. Но у нас не особо спрашивают обычно, что думают дети, или те люди, которые идут.


Возглавил шествие митрополит Кирилл


— Я хорошо отношусь к этому, это правильное мероприятие, — сказал Антон Маевский, православный активист. — Детей никто не заставляет, дети сами ждут весь год, когда они пойдут, готовят хоругви. Я сам тренирую детей, занимаюсь с ними смешанными единоборствами, они у меня спрашивают, когда они пойдут в крестный ход, я им говорю, что, когда они пойдут в школу. Я, как человек, который занимается спортом и знает физиологию организма, могу сказать, что любое движение для человека полезно, и чем больше он ходит, тем больше пользы здоровью.


В крестном ходе приняли участие полторы тысячи человек


Напомним, владыка Кирилл сказал участникам крестного хода, что на всё это нужны силы, стремление и подвиг. 


— Тот, кто преодолевает лень своей души, тот, кто преодолевает обстоятельства, которые его окружают, остается верным христианином, настоящим человеком, тот всегда подвижник, — подчеркнул митрополит Кирилл.