Сегодня, 24 мая, в мэрии Екатеринбурга обсуждали вопрос о том, как будет проходить опрос горожан о выборе места для строительства храма Святой Екатерины. Собрались все: депутаты гордумы, представители Общественной палаты, мэр Александр Высокинский, сторонники строительства храма в сквере и противники этого.


Следили за происходящим в прямом эфире:




На днях губернатор Евгений Куйвашев попросил Высокинского не включать в голосование сквер, в котором неделю протестовали екатеринбуржцы, выступая против строительства храма, но мэр эту идею не поддержал. И хотя сами площадки сегодня обсуждать не планировали, скорее всего, вопрос со сквером будет подниматься многими.







Вообще почти всю последнюю неделю Высокинский обсуждает в мэрии строительство храма. В субботу к нему пришли защитники сквера у Драмы, вчера он принял сторонников строительства храма, сегодня обсуждать ситуацию позвали вообще всех.





Людей на встречу пришло море! Вход закрыли и сказали больше никого не пускать, передает Сергей Панин.




Общественник Алексей Беззуб говорит, что кабинет № 531 в мэрии еще никогда не видел столько людей.




В зале больше 180 человек, 17 депутатов, 39 представителей СМИ. Места за столом всем не хватает, даже некоторым народным избранникам приходится стоять.




Спикер гордумы Володин говорит, что не ожидал, что придет так много людей на встречу. Сегодня должны «приземлить ситуацию» и решить: референдум проводить или опрос.





В зале душно, конечно.



Стоит глава избиркома Илья Захаров




Высокинский пришел и отправил всех в большой зал администрации, где все смогут хотя бы сесть.




Говорят, депутат Александр Колесников, тот самый, который назвал журналистов бестолочами, зашел и сказал: «Что за колхоз, почему для депутатов нет сидячих мест?»


Кстати, почти все уже дошли до большого зала, там господин Колесников и все остальные участники обсуждения смогут присесть.




Фото нового зала от Алексея Беззуба. Все еще рассаживаются.




Интересно, хватит ли мест всем здесь.



Отец Максим Миняйло пришел на встречу



— Депутатам у нас всем мест хватило? — спрашивает Высокинский.


Колесникову точно хватило, мы видели.




Высокинский предлагает, как и в прошлые разы, общаться без микрофонов. Чтобы все друг друга слушали и слышали. Расселись, наконец.





Высокинский:


— Сегодняшняя цель — еще раз обсудить позиции и технологические процедуры. Мы не употребляем терминов «сторонники» и «противники», мы все горожане, нас объединяет город, мы все здесь живем.


Сейчас он рассказывает о своих встречах со сторонниками сквера (употребил все-таки термин). Те, кто за сквер, хотят провести референдум. Вчера была встреча со сторонниками храма, там говорили, что процедура может сочетать в себе опрос и референдум — будет по 3–4 точки для опроса в каждом районе. На то, чтобы каждая сторона проводила «агитационную» работу, будет выделен примерно месяц.



Но окончательное решение по методу опроса примет гордума. Высокинский предлагает определить вопросы, которые сегодня будут обсуждать, записать их, а потом передать слово спикеру думы.





— Мы сегодня с вами определять место не будем, — говорит мэр.


— Почему? — вопрошают из зала.





Кто-то предлагает взять за основу опрос ВЦИОМ. В зале хлопают.




Еще один человек предлагает поставить в повестку вопрос об исключении из списка для строительства площадку у сквера. Опять аплодируют, мэр соглашается внести этот вопрос.




Несколько кадров из зала.







Такой план работы:


  1. Опрос/референдум.
  2. Информирование о проекте.
  3. Исключение из списка для строительства площадки у Драмтеатра.
  4. Предложение убрать площадку сквера из перечня для голосования.
  5. Определить критерии отбора мест для строительства.



Высокинский уходит, теперь встречу ведет председатель гордумы Игорь Володин. Говорит, в зале сейчас 25 депутатов, они войдут в рабочую группу, которую создадут после встречи. В нее смогут войти и представители общественности.





Спикер гордумы Володин обсуждает первый вопрос. Говорит, что 50 процентов населения города на референдум собрать не получится. Ему в ответ: «Мы соберем!»


Игорь Володин (справа) и Илья Захаров



Из зала предлагают сделать опрос на тему: проводить ли референдум. Интересно :)





Разговор активный, много вопросов. Тех, кто задает вопросы, просят представиться.






Глава избиркома Илья Захаров рассказывает, что только кажется, что так просто провести референдум:


— Кажется, если вам не дают его провести, то это власти чинят вам препятствия. Но это не так. 


К опросу жестких требований в законе нет, к референдуму есть. 




Вопрос из зала: 


— Правильно ли я понимаю, что вам не хватает просто профессиональных знаний, чтобы провести референдум? 


Захаров:


— Я спокойно к вашим подколам отношусь, можете шутить, я ваш юмор понял.



Захаров подробно объясняет разницу в подготовке и проведении опроса и референдума. Например, на референдум можно выносить вопрос только местного значения. Подогнать под него строительство храма «очень тяжело» и принесет судебные разбирательства, уверен он. 


— Это не вопрос местного значения, даже учитывая, кто инвесторы, — говорит Захаров.




Повестка заседания.




— Даже когда Ройзман выдвигался, вроде бы такая фигура, у нас на выборы пришло только 34% избирателей, — говорит глава избиркома, имея в виду то, что для референдума порог явки — 50%, собрать его сложно.




Результаты опроса носят рекомендательный характер, но чиновники уверяют, что воспримут их как обязательные для исполнения.





Все-таки заметно, что избирком и городская дума не хотят референдума. Говорят, какие плюсы у опроса (нет дня тишины, нет порога явки), но людям эти плюсы кажутся сомнительными.




Из зала предлагают на референдум вопрос местного значения — о запрете любого строительства в парках и скверах. Люди аплодируют.




Захаров говорит, что такой вопрос уже рассматривали и он был признан несоответствующим, потому что тоже не вопрос местного значения.




Из зала — депутатам: «Вы себя настолько дискредитировали, что веры вам нет!»




Спрашивают с депутата по Верх-Исетскому району.


— Съездили ли вы хоть раз в спецприемник для задержанных?


— Зачем? — удивляется он.





В зале то и дело крики, спокойного разговора не получается. 




Мужчина встает, чтобы задать вопрос.


— Вас как зовут? — спрашивают его.


— Меня зовут Евгений, я верующий, — сразу предупреждает он и спрашивает о том, почему спикер думы заранее говорит, что референдум не состоится. Спикер отвечает, что такого не говорил.




Опять призывы распустить думу. Володину это не нравится, конечно. Захаров говорит, что пришедшие превращают в балаган серьезное мероприятие.





«Мы должны добиться результата, а не пропиариться. Давайте уважать друг друга!» — пламенная речь, аплодисменты. Крики: «Это провокация!». Жуть, в общем.







Депутат Колесников, конечно, персонаж. Только что он крикнул девушке: «ЛГБТ, тише!»




Из зала говорят, что нужны гарантии от застройщика, что он примет опрос к действию. Сегодня представители застройщика не пришли (ну или не признались, что тут).




Снова спрашивают, сколько будет стоить проведение референдума. 


— 100–130 миллионов, — отвечает Захаров.


Проведение опроса — 1 миллион.




— Я из Железнодорожного района, вот мой депутат сидит, которого я хочу отозвать.


— Попробуй! — кричит ей (кто бы вы думали?) депутат Колесников.




Депутат Константин Киселев предлагает, чтобы независимые службы выяснили, за что люди: за референдум или опрос.





Киселев:


— Если будет выбран опрос, то надо подумать о правилах его проведения. Не ограничиваться 3–4 точками для опроса, а проводить его по принципу референдума, то есть на всех избирательных участках. Также установить адекватный порог явки, исходя из того, что обычно на выборы приходит 30% избирателей (250–300 тысяч человек). И закрепить, что решение опроса будет носить обязательный характер.




Православный активист хочет добавить пункт, что если явки не будет, то нужно строить храм в сквере. Аплодисменты.




Киселев взял дело в свои руки, и у него, надо сказать, получается.




Юрист Иван Волков предлагает изменить федеральный закон и снизить порог явки для референдума. Депутат Заксобрания Виктор Шептий говорит, что это долго, и вообще уводит в сторону от обсуждаемой темы.








Православный активист с громким голосом взял слово. Считает, что площадка в сквере должна остаться в списке.




Илья Захаров предлагает на этом обсуждение первого вопроса — референдум или опрос — закрыть.






Отец Максим Миняйло сравнивает храм с лягушонком или Маугли, перед которым наклонились сильные мира сего.


— Мы не против вас, вы наши братья, мы русские люди. Кто вступится за лягушонка? У меня большая просьба, дайте возможность отцу Вениамину зачитать документ, который расставит позицию тех, кто сегодня говорит, что храм подождет.




Отец Вениамин — обращение к Высокинскому:


— Путь возвращения собора начался 9 лет назад на историческом месте, мы услышали граждан и отказались от строительства. В поисках согласия Игорем Алтушкиным был предложен вариант размещения на насыпном острове. Снова протест. Протестующие пообещали согласиться с любым местом, если мы откажемся от острова. Попросили мэрию предложить место, нам предложили сквер у Драмтеатра. Защитили на общественных обсуждениях, получили все согласования, приступили к строительству. Не думали, что будет такое противостояние.


СМИ и соцсети заполнились дезинформацией и сформировали в обществе негативное отношение к проекту. Деревья будут не вырубать, а пересаживать, это разные процессы. У жителей города нет возможности получить правдивую информацию.


Считаем, что необходимо провести широкую общественную презентацию строительства собора.


Учесть, что сбор предложений о месте вводит в заблуждение.


Всегда будет опасность, что в будущем протест направится против любого проекта, который пройдет все законные процедуры.


Если власти меняют решение после Майдана (на этом месте в зале начались крики).



Отец Вениамин: 


— Просим перенести голосование минимум на месяц вперед, чтобы все успокоились. Не навязывать благотворителю место для собора. Вернуть Алтушкину доброе имя и сделать все возможное для прекращения травли.




Депутат Колесников: 


— Буду говорить правду. Я был нейтральным к строительству храма, но то, что произошло, меня повергло в шок. Главный вопрос депутатов — распределение бюджета. Набережная требует реконструкции, рад, что нашлись люди, которые ею займутся.


— Она в порядке, — говорят люди.


— Она не в порядке, — отвечает он.




— Город Екатеринбург — и нет храма Святой Екатерины, это нонсенс! — говорит народный избранник.




— Я хозяйственник! — говорит Колесников, который отвечает за ЖКХ.


— Да какой вы хозяйственник, у меня в подвале все гниет! — кричит женщина из зала.


— Это неправда! Где доказательства? — спрашивает Колесников.




Колесников: 


— Почему молодежь, такие красивые люди, против церкви? Отец Максим, дайте презентацию, кто такая была святая Екатерина. Это была образованная красивая женщина, знающая много языков. Думаю, притянете молодежь. Некрасиво, человек дает свои деньги на храм и набережную, а мы отказываемся. Это не хозяйственно. Я за храм, я за храм в сквере.




Высокинский предлагает вернуться к повестке.




В следующую субботу у Высокинского будет объезд по паркам и скверам, где идет ремонт. Ну так, для информации.




Депутат Михаил Вечкензин: два часа слушаю все баталии, несколько лет назад было компромиссное решение «храма на воде». Всем нужен сквер, но, если построим храм на акватории, это никому не повредит. Останется сквер, и все будет нормально.






Жительница дома на набережной возмущена тем, что Соловьев назвал их бесами, губернатор — общественными террористами, и вообще «так нельзя со старыми».




Глава избиркома Илья Захаров предложил на этом закончить встречу (она шла больше двух часов), создать рабочую группу, куда войдут представители обеих сторон, и уже там обсуждать остальные вопросы.




Строго говоря, обсудили только один вопрос из пяти — о том, опрос проводить или референдум.




Высокинский дает комментарии журналистам. Он вообще спокоен и уверен, что все смогут договориться.




Ему показалось, что стороны сегодня слышали друг друга, что они находятся в режиме диалога. Ну не знаем, спорно. 




— Почему вы идете против воли губернатора? — спрашивают мэра.


— Кончайте сталкивать лбами. У меня есть позиция, у Евгения Владимировича есть позиция. Надо садиться договариваться.





На этом мы заканчиваем трансляцию. Спасибо, что были с нами. Мы и дальше будем рассказывать обо всем, что происходит вокруг строительства храма Святой Екатерины.