Даша рассказала о жизни в азиатской стране

Дарья Рудакова шесть лет назад улетела из Екатеринбурга в город Шэньчжэнь на юге Китая. Она собиралась поработать три месяца, прийти в себя после сложных отношений. Но когда три месяца подходили к концу, стало понятно, что возвращаться совершенно не хочется. Даша осталась, познакомилась с будущим мужем (тоже из Екатеринбурга!) и теперь приезжает на Урал только раз в год. Эти шесть лет, говорит девушка, полностью её изменили. Об особенностях жизни в Китае она рассказала E1.RU.


Как заработать в Китае


В Китае у Даши жили друзья, они говорили — приезжай, здесь много работы. Так в то время и было. Еще не набрал оборотов AliExpress, поэтому русские успешно продавали разную электронику в другие страны, а Дарья даже поставляла в Россию мебель. Вторым источником заработка стали съемки в китайском кино.


— В первые же дни я поехала в другой город и провела 10 дней на съемочной площадке, заработала около 5 тысяч юаней, это 50 тысяч рублей, — рассказывает она. — Мне казалось, это нереально, какая-то райская жизнь, уже тогда захотелось остаться.


В Китае снимают много сериалов, исторических фильмов, и европейские лица им очень нужны. Если ты хорошо говоришь по-английски или по-китайски, то можешь рассчитывать даже на роль, если нет — работаешь в массовке.


— Я понятия не имею, кого играла, — смеется Даша. — Чтобы выяснить это, надо говорить с более официальными лицами, а когда я приехала, китайского языка у меня не было совсем, я знала, как сказать «холодное пиво», и этим решала все возникающие проблемы. Но, по-моему, это были какие-то исторические сериалы. Например, один раз мы играли европейцев, которые сидят на берегу и смотрят какие-то соревнования, которые проходят на лодках, это были примерно 30-е годы. Мы работали просто белыми лицами. Твое белое лицо было входным билетом куда угодно, оно значило, что тебя не будут ни о чем спрашивать и будут всегда хорошо относиться. И, скорее всего, ты будешь востребован в каком-либо плане — как модель или актер.




Поработать моделью шесть лет назад тоже было не очень сложно, брали почти всех, независимо от роста.


— Я не очень высокая, но у меня тоже были в начале какие-то модельные подработки, участвовала в фотосессиях. В Китае продается очень много одежды, они хотят выйти на мировой рынок и понимают, что платье, которое на фото на китайской девушке, продается не так же хорошо, как платье на белой девушке.


Но большую часть времени Даша работала учителем английского языка и рисунка (в Екатеринбурге она окончила архитектурную академию), а сейчас занимается маркетингом плюс рекламой и администрированием Instagram.



Про нравы, секс-парк и «если нельзя, но очень хочется, то можно»


Когда ты приезжаешь в Китай, тебя всё удивляет, потом ты начинаешь все ненавидеть, а потом — всё принимаешь и ассимилируешься, говорит Даша. У нее как раз стадия принятия:


— У нас в России люди очень любят показывать свою индивидуальность, нести свою индивидуальность с собой на работу, на улицу, и никогда за нашими людьми не заржавеет сказать, что у них плохое настроение. А китайцы всегда стараются сохранить лицо, у них есть это понятие «лица». И даже в плохой ситуации он лучше немного ее приукрасит и приврет, но не очернит себя. Когда с ними давно общаешься, понимаешь, где эта граница, где они фигню говорят, чтобы лицо сохранить, а где по-настоящему искренни.


В Китае сильна общинность, они тянутся к семье, поддерживают друг друга. Если молодые делают карьеру, то бабушки-дедушки присматривают за внуками. Они живут большими семьями, и, возможно, именно этот момент вынуждает парочки искать уединения не дома, а в других местах. Во всяком случае однажды вечером во время прогулки Даша с мужем забрели в парк и быстро ретировались, поняв, что пары на скамейках занимаются сексом. И это в стране, где даже целоваться на людях не принято.


— Они ребята в плане секса очень интересные, потому что очень короткая юбка, которая у нас явный признак сексапильности, для них ничего не значит. Но зато открытые плечи — это ни-ни, нельзя так выходить, это очень плохо. Порно наказуемо, но в Китае ко всему применим принцип «нельзя, но если очень хочется, то можно». В этом наши страны, наверное, похожи. На самом деле в Китае есть все, просто иногда завуалировано. И секс — одна из вещей, которые попадают в категорию табуированных.



Про медицину и горячую воду от всех болезней


Китайская медицина — это отдельный шок для русского человека. Обычно, если у тебя болит голова, живот или горло, ты идешь в аптеку и покупаешь таблетки. В Китае аптекарь таблетки тебе никогда не предложит — это будут порошки, настойки, заварки, даже если капсулы, то на основе каких-то растений. Их лечение более гуманно с точки зрения воздействия на организм, но вот эффект для человека, привыкшего к таблеткам, будет слабоват. Даша по-прежнему привозит себе привычные лекарства из России, но и китайской медицине доверять стала больше.


— Первое, что они говорят — нужно пить горячую воду, потому что она решает вообще все проблемы. Ушла жена — пей горячую воду, болит живот — пей горячую воду, хочешь кушать — пей горячую воду, и все будет хорошо всегда. Это все китайцы говорят, для них «попей водички» — это как пожелание хорошего дня. Они всегда спрашивают, как ты себя чувствуешь, и на основе твоих описаний говорят об энергиях, которые сейчас проистекают в твоем теле, и дают тебе какие-нибудь травы, которые будут это все дело балансировать. А еще наставления: что ты, например, не должен есть рыбу, картошку и свинину. И ты потом идешь и думаешь, а почему именно их, чем они провинились?


Однажды у Даши начался гайморит, и она пошла в местный госпиталь. Доктор лечил ее иглоукалыванием в кончик носа, а потом насыпал порошок и сказал: «Занюхни».


— И мне действительно после этого стало лучше, не знаю, что это был за порошок, видимо, какие-то измельченные травы. Но я стараюсь больше туда не ходить, потому что для меня это все равно экстремально, — говорит она.


Даша любит Шэньчжэнь, говорит, это лучший в Китае город для жизни для иностранцев, очень развитый и крутой



Про китайский язык, который легче русского


Дома ребята общаются на смеси русского, английского и китайского. Китайский, признается Даша, она до конца не выучила, общается на бытовые темы в магазине, на улице, но беседу поддержать не может. Хотя уверена — этот язык проще, чем русский:


— Китайский сложен только в том, чтобы в своей голове уложить, что это просто другая система языка. Как это ни странно звучит, но он не сложный язык, наоборот, очень простой, потому что нет падежей, иногда нет родов, многие слова образуются по наитию. Два отдельных иероглифа, которые имеют различные значения, могут складываться воедино и превращаться в третье значение. Например, иероглиф «огонь» и иероглиф «машина» вместе дают «поезд». Иногда, когда иероглифы знаешь, но не знаешь, что они вместе значат, можно догадаться.


Про «большого брата»


Недавно в метро Шэньчжэня ввели систему распознавания лиц, с помощью которой можно платить за проезд. Ты просто подходишь к специальному дисплею, и за пару секунд система идентифицирует твою личность, а потом списывает оплату с твоего счета.


— В Китае вообще очень любят тему «большого брата», который за тобой следит, — говорит Даша. — Везде видеокамеры, и, может быть, поэтому никто не ворует, нет особо преступности. А недавно я услышала, что в США до сих пор квартирные счета оплачивают чеками, для меня это какой-то прошлый век. У нас у всех система WeChat, это мессенджер на телефоне, в эту систему включена оплата, у тебя есть электронный кошелек, который ты можешь использовать где угодно: в магазине, в метро, можешь переводить кому-то деньги, просто сканируя штрихкод. Это круче, чем носить с собой банковскую карту, и все очень быстро работает.


Даша с мужем и друзьями


— Не вызывает дискомфорта, что за тобой все время следят?


— Вызывает, но мне кажется, что это неизбежно, мы так или иначе к этому придем, и лучше сейчас уже принять это и думать, как ты будешь с этой системой выживать, нежели избегать ее и сидеть в норе. Китайцы хороши тем, что сами себя обеспечивают, много всего производят на свой рынок. У нас запрещены европейские мессенджеры, соцсети и поисковики. Чтобы ими пользоваться, нужен VPN, но многие китайцы вообще не используют европейские соцсети, потому что китайский рынок полностью их заменяет. У них есть свои соцсети, свой поисковик, внутри Китая это все очень быстро и хорошо работает. Кстати, соцсети они очень любят.


— Наказания за использование VPN нет?


— Думаю, бегать и агитировать, чтобы все ставили VPN, нельзя. Знаю, что в WeChat, который мы все используем, тоже нельзя об этом упоминать, он весь мониторится, некоторые политические темы нельзя в нем обсуждать. Но вообще здесь тоже работает правило, что если нельзя, но очень хочется, то можно. Пока ты сидишь один дома и используешь VPN себе в удовольствие, никто, конечно, не придет, не постучит в дверь и не накажет тебя.



Даша увлеклась йогой еще в Екатеринбурге


Про цены и еду


Самая низкая арендная ставка на жилье в Шэньчжэне — 4000 юаней (40 000 рублей), продукты там тоже дороже, чем у нас. Например, литр молока — 18 юаней (180 рублей). Там нет многих продуктов, к которым привык любой русский человек, — сыра, сметаны, кефира. Почти не продают говядину (если и есть, то очень дорогая), зато много свинины, ее китайцы любят.


— Рис и лапша — их постоянная еда. Считается, если ты за день рис ни разу не поел, то у тебя что-то не так, дела плохо идут, — рассказывает Дарья. — Мы вначале очень страдали по поводу еды. Знаешь, когда уезжает мужик из деревни, то деревня никуда не уезжает, она остается в мужике, и мы пытались вот эту деревню свою тянуть за собой, как-то приспособиться, но это невозможно. Так что привыкли, и сейчас, наоборот, русская еда для меня жирная. Приезжаю и думаю: везде майонез, все им полито, невозможно есть. Китайскую пищу сейчас люблю больше, она более сбалансированная.


Про трудоголизм китайцев


Миф о том, что китайцы трудоголики, не миф. Но их работоспособность имеет другие причины и другую направленность, чем, например, у русских. Они не стремятся работать ради личного удовольствия, но работают и остаются на переработки, чтобы угодить боссу.


— Каждый раз, когда я где-либо работаю, из меня прет это русское: да как я на полчаса лишних останусь, у меня в контракте написано до 7, значит ровно в 7 моей ноги здесь не будет. А они не такие, если босс сказал: ну пожалуйста, еще полчаса, они обязательно все будут сидеть. Если не будешь, значит ты не командный игрок, а если не командный игрок, то в конце года, когда контракт закончится, можешь быть уверен: с тобой попрощаются. Текучка кадров большая, нет проблемы нанять кого-то другого. Китайцы любят своего босса, хотят его ублажить, и никогда для них это не сложно. Они, наоборот, используют это как способ расти по карьерной лестнице. Для них важнее преданность работника, нежели его профессионализм, и для меня это всегда было проблемой.



Про то, как Китай меняет


Эти шесть лет жизни в Китае кардинально изменили девушку. Она признается, что той Даши, которая жила в России, уже нет, и как теперь можно вернуться — не представляет. Хотя родители, конечно, зовут.


— Когда ты уезжаешь из России, в какой-то момент понимаешь, что уклады жизни, к которым ты привык, они не всегда так работают. Ты со своим уставом, с которым прожил 20, 30 лет, приезжаешь в Китай, и он просто рассыпается на кусочки. Ты понимаешь, что есть места в мире, где абсолютно все по-другому, где совсем другие ценности, где то, что ты привык считать нормальным, не нормально и наоборот. У китайцев есть такая особенность: они считают, что если что-то плохое есть в тебе, в твоем теле, это нужно выпустить обязательно. За ними не заржавеет плюнуть, харкнуть или высморкаться на людях, дети штанишки при тебе спускают и начинают делать свои дела в любом месте на улице. Раньше я на них смотрела, думала: да что ж вы делаете, нельзя же так, неприлично. А сейчас понимаю, что для них, наоборот, это более, может быть, естественно, и для меня это тоже стало более естественным. В России часто люди не нацелены на себя в хорошем плане, в плане здоровья, а нацелены на общество, на то, чтобы понравиться другому человеку. У нас встречают по одежке, а здесь наоборот. И во многих других странах, мне кажется, человек тоже нацелен больше на личное, на здравую жизнь.


Подгузники в Китае не используют, зато надевают вот такие штанишки, чтобы ребенок мог сходить в туалет, когда захочет


Люди в Китае добрее относятся друг к другу, говорит Даша, не скандалят, не выплескивают друг на друга негатив, стараются сохранить то самое «лицо».


— Они не идут на открытый конфликт, потому что, мне кажется, ценят какое-то мозговое энергетическое спокойствие в мире. Например, собака наших соседей гадит в подъезде, я не могу пойти и постучать в дверь, нажаловаться, сказать: убирайте, потому что будет неприятно и им, и мне. Им стыдно, а я буду испытывать негативные эмоции от того, что с ними ругаюсь. А в России обязательно бы сосед постучал в дверь, да так, чтобы сразу страшно стало, и начал кричать, чтобы всем соседям было слышно.


Тут люди добрее друг к другу, найдут какой-то альтернативный путь для того, чтобы решить этот вопрос. Я, например, хожу и охранникам жалуюсь на своих соседей, а они потом как-нибудь мягко этот вопрос решают. Может, решение вопроса затягивается, но за счет этого ты сохраняешь свою жизненную целостность и какое-то дао, что ли. Я стараюсь тут вот именно это китайское дао познавать, чтобы сделать себя лучшим человеком и чтобы другим людям тоже было лучше общаться со мной и жить вообще в целом.


Кстати, интересные заметки о своей жизни в Китае Даша выкладывает в своем Instagram.


Мы уже рассказывали про екатеринбурженку, которая влюбилась в колумбийца и стала жить с ним на Ибице, девушку, которая уехала работать в Камбоджу, столкнулась с кучей проблем и препятствий, но не сдалась. Другая история была про уральца, который пешком добрался до Европы и сейчас живет во Франции. Еще мы писали про девушку, которая вышла замуж за англичанина и сейчас живет в Лестере, про екатеринбурженку, которая поехала учить русскому языку китайцев. А все истории читайте в рубрике «Сбежавшие за границу».