Курьеры, перевозящие наличку, зарабатывают по 80–100 тысяч рублей

Недавно в Екатеринбурге на парковке Кольцово нескольких мужчин обстреляли из травматических пистолетов. Позже мы выяснили, что это было ограбление, а его жертвами были люди, занимающиеся обналичкой. Добычей грабителей стали 20 миллионов рублей. Кстати, как стало известно E1.RU, пострадавшие до сих пор не написали в полицию заявление о нападении и, скорее всего, вовсе не будут это делать. 


Осведомленный силовик тогда рассказал, что в Екатеринбурге услуги по обналичке стоят значительно дешевле, чем в Москве, и именно туда должны были отвезти деньги «инкассаторы», подвергшиеся ограблению в Кольцово. 


Мы поговорили с человеком, на протяжении многих лет занимающимся обналичкой. На условиях анонимности он объяснил, как устроена эта схема, кто пользуется подобными услугами в Екатеринбурге и почему ограбленные в Кольцово «инкассаторы» не будут писать заявление в полицию. 


Я родился в Свердловске во время перестройки, окончил обычную школу, поступил в институт, женился и начал пробовать свои силы в коммерции.


Шли 2000-е, и постепенно мой бизнес разросся до тех масштабов, когда мне понадобились услуги по оптимизации налогообложения. Когда есть деньги и желание, найдутся и нужные контакты со знаниями. Так мы начали заключать фиктивные договоры, увеличивая расходную часть работы предприятия и выводя деньги через подставные фирмы. 


Вначале всё было просто. В то время работал екатеринбургский банк, где без всяких проблем можно было бесконтрольно обналичивать любые суммы денег. Оговорюсь, любые по меркам Екатеринбурга, так как столичный уровень предполагает совсем другие объемы.


Постепенно стало понятно, что зарабатывать на выводе денег гораздо проще, чем на реальных продажах, и мы начали оказывать подобные услуги своим знакомым, их контрагентам и так далее. 


Законы, бюджетные и бюрократические ограничения сделали так, что нашими основными клиентами стали компании, специализирующиеся на госзакупках. 


Сегодня в Екатеринбурге работают десятки подобных структур, в которых трудоустроено по пять-десять человек, занимающихся отслеживанием тендеров, побеждающих в них, после чего подыскивающих субподрядчиков и зарабатывающих на этом миллионы. 


Речь о том, что некая компания Х выигрывает государственный тендер. Х понимает, что все тендеры, как правило, делаются с большим запасом. Они выхватывают, например, условную поставку елок на утренники за 100 миллионов рублей, понимая, что реально это стоит 50 миллионов. Компания Х находит другую фирму, которая делает это всё за 50 миллионов (но не в убыток себе). Оставшиеся 50 миллионов Х нужно как-то выводить. Ведь банки и прочие органы могут начать задавать вопросы: «Где сотрудники? Что вы производите?» и в результате усмотреть признаки фиктивных организаций. 


Недавний случай с ограблением на парковке Кольцово наделал много шума в среде обнальщиков


Поэтому компания Х обращается к ребятам, занимающимся «обналом». У нас есть десяток фирм, оформленных на фиктивных директоров. Дальше начинается цепочка фиктивных договоров: якобы фирма Х купила у Y расходные материалы на 500 тысяч рублей, у W — канцелярские товары на 50 тысяч и так далее. 


Эти «прачки» имеют счета в условных мелких банках либо переправляют деньги конечным сотрудникам в виде премий. Всё это, разумеется, полулегально, так как ни один сотрудник не трудоустроен официально.


В этом смысле принципы работы 2000-х и 2010-х не изменились, появились новые люди, новые банки, увеличился процент за «обнал», а всё остальное осталось таким же.


В связи с кризисом государство начало бороться с теневой экономикой, крупные банки стали активнее отслеживать сомнительные операции, а давние «прачки» попали под раздачу Центробанка и ввели ограничения на снятие наличности, поэтому в Екатеринбурге сейчас невозможно снять крупную сумму через обычный банкомат по одной карте.


В какой-то момент мы стали напрягаться, ведь количество удобных банков стало сокращаться. Из-за возросших рисков резко увеличился процент за «обнал», повысилась конкуренция между теми, кто оказывает подобные услуги и занимается сопровождением операций, и мы начали искать новые «горизонты наличности».


Чтобы снимать наличку, обнальщики летают в северные регионы


Пару лет назад мы сидели в ресторане и один из наших друзей сообщил, что у него есть друг, который живет в Сургуте, и у них в ХМАО есть такая тема, что из-за высокого уровня доходов населения и особенностей кочевой жизни народов Севера в отдаленных территориях не существует лимита на снятие наличности. 


Дальше дело оставалось за малым. Друг из Сургута, разумеется, занимался этим за свой процент, а мы были далеко не первыми, кто выяснил эту схему.


То есть мы выводим деньги на карты некоего банка Х, отправляем своих людей в Ханты-Мансийск, снимаем свои 10–15 миллионов рублей, садимся в самолет и улетаем домой.


Мне всегда было интересно замечать, как открытие для одного человека становится обыденностью для многих других. В нашей стране 90% всех денег крутится в Москве, в России существует целая сеть так называемых «обнальных маршрутов» на Север, Дальний Восток и другие отдаленные территории, где отсутствуют лимиты на снятие наличных, нет строгого надзора со стороны Центробанка и по-прежнему живут локальные коммерческие банки.


У каждой организации, специализирующейся на «обнале», существует своя сеть курьеров, которые берут с собой «в командировку» несколько сумок, несколько карточек, летят по условному маршруту Москва — Екатеринбург — Новый Уренгой, снимают десятки миллионов рублей и везут их заказчикам в столицу нашей необъятной.


Используют и Тюмень, и Сургут, и другие города, в зависимости от времени рейсов и удобства логистики, а в связи с тем, что Екатеринбург — это крупный транспортный узел, где поток людей очень большой и труднее выявлять тех, кто везет с собой крупные суммы налички, наш аэропорт пользуется хорошей репутацией у людей моей профессии.


В России запрещено перевозить большое количество наличных денег без каких-либо документов, устанавливающих их происхождение, так как на предполетном контроле сотрудники транспортной полиции могут без труда увидеть, что везет пассажир, поэтому мы стараемся сохранять чеки из банкоматов.


Обычно крупные игроки бизнеса пытаются наладить взаимодействие с транспортной полицией, службами авиационной безопасности. С первыми это, кстати, сделать удобнее, так как подразделения работают по федеральным округам, в то время как у каждого аэропорта своя служба безопасности.


Недавний случай (ограбление на парковке в Кольцово. — Прим. ред.) наделал много шума, так как профессия наша хоть и незаконная, но и не отъявленный криминал, а тут вооруженное нападение... Ребята эти — простые курьеры, деньги были, конечно же, не их. Заявление они писать, конечно же, не будут — это никому не надо, иначе «спалят» всю схему. Весь вопрос в том, откуда нападавшие знали, кто, когда и куда будет везти столь крупную сумму.


Видимо, эти ребята — новички, а может быть, и инсценировка. Курьеры, как служащие, зарабатывают свои 80–100 тысяч в месяц, а тут — пара десятков миллионов...