Артем Пахотин лишь раз написал о том, что его травят

В Екатеринбурге начинаются судебные заседания по делам, связанным с гибелью 22-летнего солдата из Красноярска, который погиб в апреле 2018 года в 473-м Еланском учебном центре.


Тогда, по словам близких, парень не жаловался на службу, от него пришло лишь одно сообщение, а сразу после этого его обнаружили мертвым на полигоне с огнестрельными ранениями. Следователи сошлись на том, что парень выстрелил сам в себя из автомата. Но мать солдата категорически не согласна с этим, особенно учитывая то, что расследование, по ее мнению, было проведено некачественно, а у нее самой есть результаты экспертизы, опровергающие версию, к которой пришли следователи.


— Следователи брали данные с его телефона, не было нигде ни одного намека, что ему было плохо, — рассказала E1.RU мать парня Рано Пахотина. — Единственное сообщение я получила 19 апреля за полчаса до того, как его нашли на полигоне. Тогда я сразу стала его набирать, телефон был недоступен, я позвонила в военкомат, и уже через 5 минут военком звонил в часть с просьбой найти такого-то солдата.


По словам матери Артема, в деле до сих пор осталось очень много вопросов: следователи до сих пор не установили время смерти, не нашли пули, чтобы утверждать то, что именно из этого автомата произведены выстрелы, на оружии нет его отпечатков пальцев.


— Следствие нам изначально говорило о том, что будут отрабатываться все версии, но после того как я ознакомилась с материалами дела, я не могу сказать, что отрабатывались какие-то еще версии, кроме суицида, — говорит Рано Пахотина. — В общем, как не знали мы год назад, во сколько погиб наш сын, кто его убил, так мы и не знаем. Дело уже передано в суд.


Во вторник, 16 апреля, мать погибшего солдата приедет в Екатеринбург на первое судебное заседание по выделенному делу. Как объяснила Рано Пахотина, изначально дело было заведено на всех четырех фигурантов, но позже его разделили на три части. Их судят по разным эпизодам, а гибель Артема Пахотина так и осталась нерасследованной. По словам матери, их судят за вымогательства, за то, что кто-то кого-то ударил, но ни одного из них не судят ни за доведение до самоубийства, ни, тем более, за убийство Артема.


— У нас есть заключение руководителя кафедры судмедэкспертизы Красноярского медицинского университета Владимира Чикуна, — говорит Рано Пахотина. — Мы обратились к нему, и он провел судмедэкспертизу, где четко указал, что есть разрыв цепочки выстрелов, то есть была не автоматная очередь. Было как минимум два нажатия на курок. При этом сами же екатеринбургские патологоанатомы говорят, что первый выстрел был смертельным, никаких агонических движений быть не могло. Соответственно, второе нажатие на курок априори невозможно. Человек не может умереть, ожить и нажать второй раз на курок. Следствие так и не опровергло эти противоречия.


Мать погибшего солдата обращалась с ходатайствами, чтобы, раз следствие так уверено в своих данных, провели еще одну судмедэкспертизу на нейтральной территории, например, в Москве. Но ходатайства отклоняют.


По словам матери Артема, в апреле прошлого года еще один фигурант этого дела признался в противоправных деяниях и превышении должностных полномочий по отношению к ее сыну.


— На него завели уголовное дело. А в январе уголовное преследование было прекращено, — говорит Рано. — Когда я спросила, на каком основании, мне сказали, что «был причинен малый ущерб». Но тот человек, на которого были направлены эти противоправные действия, уже умер, его убили. Кто может сейчас сказать, что ему был нанесен малый урон? Мне говорят, что Артем не обращался к врачам. Но журналы телесного осмотра мне тоже не предоставили.


В конце февраля родители снова писали заявление, чтобы этого фигуранта привлекли к ответственности, но ходатайства продолжают отклонять.