Игорь Ковпак рассчитывает, что падение рынка когда-то остановится

Для продуктовой розницы 2018 год получился весьма непростым. В декабре стало известно, что екатеринбургский рынок покидает сеть «Ариант». Сворачивают нерентабельные точки и федералы: «Перекрёсток» закрыл знаковую точку в Ельцин-центре. Супермаркет проработал на этом месте полтора года.


Под конец 2018-го и вовсе случилось невиданное: силовики фактически заблокировали работу сети «Красное & Белое». Они искали контрафакт. Именно с этой темы мы начали подводить итоги с собственником сети супермаркетов «Кировский» Игорем Ковпаком. 


— Что думаете о ситуации с «Красным & Белым»?


— Пишут разное. Трудно сказать, что у них произошло. Слышал, что они в первой инстанции проиграли суд по налогам. Но вообще люди создали бизнес. Теперь если что-то не так, то что будет с людьми? Хочется надеяться, что будет всё честно.


— Еще одна важная сделка для рынка — продажи Галицким «Магнита». Что думаете об этом?


— Он умнейший человек. Видимо, он почувствовал, что пришло время выйти из бизнеса, уделить больше внимания семье, своему здоровью и футболу. Может, почувствовал, что удачный момент сделать это. Возможно, понял, что пришёл момент продать, что через год-два столько не получить. Продал за хорошие деньги.


В конце 2018 года ФСБ фактически заблокировала работу сети «Красное & Белое»


— Я был на матче «Урала» в Краснодаре. И видел, что Галицкий лично занимается развитием клуба, смотрит поединки не только основной команды, но и молодёжной. Вам не хотелось тоже купить команду и заняться ей?


— У нас нет таких денег. Мы не такая большая компания. Да и пока люблю свою работу. Я когда в последний раз избрался на пять лет в депутаты, то через полтора года ушёл, так как почувствовал, что мне не интересно быть не совсем самостоятельным. Именно поэтому вернулся в бизнес, так как не по мне, когда от депутата практически ничего не зависит.


— Федеральные сети сильно давят на рынок?


— Никто не давит на рынок. Не выдумывайте. Какие-то цены у нас лучше, какие-то — у них. Нормальная конкурентная борьба. Они приезжают к нам в гости, просят что-то сдать в аренду. Может, придёт когда-то время — сдадим или продадим. Хотя желающих покупать сейчас нет. Обстановка же непростая.


Игорь Ковпак отмечает, что желающих покупать бизнес сейчас нет


— В прошлом году вы говорили, что сдали два магазина, но при этом столько же построили. Каков итог этого года?


— Открыли один магазин. И больше не будем пока. Работаем с тем, что есть. Компания крепко стоит на ногах. Мы одни из последних местных, кто остался в живых. Можно любить или не любить «Кировский», но мы 31 год работаем. Особенно хочу сказать отдельным вашим комментаторам: пусть они создадут бизнес с нуля, когда ты рос без папы, но смог выбиться в люди и сделать что-то хорошее, полезное. 


— Что сейчас выгоднее — содержать свой магазин или сдавать в аренду?


— Какие-то магазины было бы лучше сдать в аренду. Тут всё зависит от потока покупателей, месторасположения. Конечно, когда ты сдаёшь кому-то, то становится меньше забот и рисков. Тебе не надо думать о кассовых аппаратах, пожарной безопасности, кражах, недостаче. Но мы пока не готовы к такому варианту, а потому работаем. У меня же есть ответственность перед коллективом. Что значит — больше семи тысяч сотрудников отправить на улицу?


— Сколько своих магазинов хотели бы сдать в аренду?


— Сдавать надо все или ничего. Какой смысл оставлять себе десять магазинов или один?


— Этот год получился таким, как вы думали, или хуже?


— Хуже. За девять месяцев наш оборот снизился на 7%. Но думаю, что по итогам года получится минус 4%.


В 2018 году оборот «Кировского» сократится примерно на 4%


— Почему так вышло?


— Люди стали беднее, поэтому упал средний чек. Покупатели стали больше внимания обращать на цены.


— Если у вас оборот 22 миллиарда, то, получается, за год вы недосчитаетесь примерно миллиарда рублей. Что делаете для уменьшения этой суммы?


— Тут ничего не сделать. Помимо доходов падает и рентабельность. Мы ищем, где можно оптимизировать затраты. Но я не отвечаю за экономику в стране. Просто ваши соседи, к сожалению, стали беднее. Большинство из них испытывают экономические сложности. Мы видим, что вместо 500 граммов стали брать 400, вместо высшего сорта — первый. Но когда-то ситуация должна переломиться, не может же экономика всё время падать. Я в это верю.


— Из 173 ваших магазинов сколько нерентабельны?


— Одиннадцать. Мы считаем, что можем выправить в них ситуацию. Смотрим издержки: сколько тратят на электричество и другую коммуналку, платят ли контрагенты НДС и прочее. Где-то часть площадей сдали. У нас всего три магазина, которые не на наших площадях, перезаключили договоры аренды, так как цена была слишком высокой. 


— Вы сейчас что-то строите?


— Все магазины (кроме трёх) мы построили или купили в отличие от федеральных компаний. Сейчас достраиваем третью очередь на Сиреневом бульваре. Там уже арендаторы обустраиваются. На этом пока остановимся. Надо дождаться лучших времён.


— То есть вы для себя выбрали стратегию пока не расширяться? 


— Как расти, если твои соседи стали беднее, люди перестали тратить так, как тратили раньше?


Игорь Ковпак отмечает, что свои издержки оптимизируют даже федеральные сети 


— В этом году даже федеральные сети стали закрывать точки.


— Оптимизируют издержки, смотрят затраты. Не та ситуация, чтобы любой ценой держать магазины. Вот и стали сокращать нерентабельные.


— Как скажется на рознице повышение НДС?


— Понятно, что в течение первого квартала поднимутся цены на все товары, которые облагаются НДС. Думаю, что один-два процента.


— Получается, что незначительно. Стоил, к примеру, сыр 500 рублей — будет теперь 510 рублей. Разница же небольшая.


— Я не могу говорить за всех. Возможно, для вашей соседки-пенсионерки такое повышение будет значительным.


— Как вам кажется, что в следующем году будет? Опять минус четыре процента к обороту?


— Трудно сказать. Всё зависит от ситуации в экономике. Если Россию дальше не будут санкциями давить, то адаптируемся к ситуации. Когда-то наступят лучшие времена. Не может же всё время ВВП увеличиваться всего на один процент в год. В любом случае когда-то рост начнётся.


Ранее мы уже опубликовали несколько интервью об итогах 2018 года. Вы можете прочитать беседу с психологом и писательницей Анной Кирьяновой. С ней мы поговорили о том, как прошел этот год и чего ждать от следующего. А председатель правления банка «Нейва» Павел Ефремов сказал, что ставки по кредитам начнут расти. Итоги 2018 года подвёл и собственник «Автобана», он объяснил, почему дилеры делают ставку на подержанные машины. Ресторатор Евгения Левандовская рассказала, как изменились посетители заведений и что они хотят видеть в меню.