Для Ирины все закончилось по-хорошему, без тюрьмы и суда

История мамы троих детей, которая просила возбудить против нее уголовное дело за махинации с маткапиталом, закончилась для женщины хорошо. Ирина Сысоева осталась и на свободе, и с квартирой. 


Несколько месяцев назад многодетная мама из Сысерти написала шокирующее заявление в прокуратуру. На саму себя. Ирина Сысоева призналась в махинациях с материнским капиталом — что они с мужем заключили фиктивный договор купли-продажи. Семья была по уши в кредитах, и, чтобы выбраться из этой ямы, они «купили» квартиру у мамы на материнский капитал. По словам Ирины, обналичив маткапитал, они покрыли часть долгов. 


Потом Ирина развелась с мужем. Тот, женившись на другой, потребовал часть своей квартиры — деньгами, 500 тысяч. Он даже выставлял на продажу свою долю — одну из комнат, где, кстати, жил его сын. По закону-то все правильно. При использовании маткапитала на квартиру долями наделяются все: муж, жена, дети. Да и сама жилплощадь была куплена в браке, так что суд признал, что все правомерно. 


Ирина была в декрете с младшим ребенком (малыш родился вне брака), денег, чтобы отдать долю бывшему мужу, не было. Тогда она захотела, чтобы против нее и бывшего мужа возбудили уголовное дело, а сделку признали фиктивной и квартира снова бы вернулась к маме. Маткапитал готова была постепенно выплачивать в Пенсионный фонд. Рассчитывала получить условный срок, но готовилась и к худшему — к колонии. Договорились, что с детьми в это время будет ее мама.


Прокурор пообещал помочь, Ирина думала, что против нее возбудят уголовное дело


Но Ирине отказали в возбуждении уголовного дела. Ни полиция, ни следственный комитет, ни прокуратура состава преступления не находили. Она сама умоляла их на допросах: сделайте запросы в банки, «мы покрыли кредиты в тот же день, как Пенсионный фонд перечислил нам деньги», это же, мол, косвенная улика. Бесполезно: то ли правда сделка была проведена так, что не к чему придраться, то ли не хотели отправлять мать-одиночку в тюрьму.


— В ноябре я решила объявить голодовку, прямо на улице, у здания прокуратуры, — рассказывает нам Ирина. — Накануне предупредила власти, зашла в местную газету посоветоваться, как это сделать по закону, надо ли писать заявление. Я была готова на все. Оделась тепло. Меня отговорил прокурор города, пообещал, что в течение месяца решит мой вопрос. Я надеялась, что уголовное дело возбудят и мы с мужем пойдем под суд. Но все решилось по-другому. Видимо, прокурор побеседовал с мужем, разъяснил, чем может все закончиться. Муж, кстати, уже разошелся с прежней женой, которая, возможно, на него давила насчет денег и квартиры. В итоге на днях он переписал свою долю на своих же детей! Надеюсь, что все плохое на этом наконец-то закончится.