Для снимка группы «Марсу нужны любовники» Александр надел на головы ребятам старые мониторы компьютеров

В Екатеринбурге выпустили последнюю книгу об истории уральского рока из трилогии «Без музыки». Эта книга посвящена фотографам, которые снимают рок-звёзд на Урале. Презентована она будет во время фестиваля «Старый новый рок».


Один из самых известных фотографов Екатеринбурга — это Александр «Ёжъ» Осипов. Его фото мы часто публикуем на E1.RU. На его счету десятки съёмок музыкантов, среди которых — известные на весь мир звёзды. Публикуем отрывки из главы о нём.


Очень часто спрашивают, почему именно Ёжъ? Я шучу, что меня в семь лет на прогулке укусил бешеный ежик. Звучит смешно, но на самом деле этот псевдоним появился в бессознательном юношеском возрасте, в армии, — пришлось тогда менять предыдущую кличку, потому что у другого парня была такая же. Я свою взял из рассказа Шинкарева «Домашний еж», уж очень главный герой похож на меня. Но еж — животное, это все знают, а вот Ёжъ с твердым знаком на конце — это уже бренд, мой собственный опознавательный знак.


Началом этапа, связанного с фотографией, я считаю август 2010-го. С тех пор как я начал фотографировать, музыку снимаю постоянно, перемежая ее с другими проектами — коммерческими или не очень.


Александра Осипова многие хоть раз видели перед сценой на концертах


Себя я называю нищебродским фотографом. Считаю, что если уложился в съемке в тысячу рублей — это идеально. Всегда говорю, что можно сделать что-то крутое даже из мусора, разыскать по друзьям, еще где-то, сделать самому. Вот, например, на одной из съемок с «Сансарой» была огромная лестница. Я ее сам делал, и это, кстати, уже вторая. Первую я тоже делал собственноручно для другого сюжета. Перед съемкой «Сансары» оказалось, что ее растащили по кускам. Обиделся, но быстро смастерил другую, поустойчивее. Идея эта у меня из детства: до сих пор помню, как в детской книжке «Крошечка-Хаврошечка» увидел картинку: девочка стояла на лестнице в небо и то ли к Солнцу тянулась, то ли к Луне. Вот и решил реализовать «привет из детских воспоминаний».


Очень клевая съемка «Сансары» тогда вышла, я с ними целых три темы за раз воплотил: лестницу, шары и еще одну мою идею фикс — я закопал музыкантов. Изначально хотел их зарыть вверх ногами, и все. В итоге они легли в яму в положении упражнения «березка». Там ничего сложного нет: яма не глубже полуметра, изнутри выстелена полиэтиленом, чтобы не марать никого, сверху снова полиэтилен, дальше щит, потом земля, выравниваешь — и торчат только ноги. Благодаря щиту воздуха достаточно. Каждого снимал отдельно, потому что яму мне выкопали только одну. И каждая половинка человека — отдельный кадр. Потом в редакторе склеивал. Мне за них страшно не было, а им теперь есть что вспомнить.


«Закопанные» музыканты из «Сансары»


Еще про «самоделки»: сам мастерил летательный аппарат для одной из съемок. Я тогда очень хотел снять «Сказку странствий», выбрал моделей, все продумал, запланировал, а люди в последний момент отказались. Я позвонил Саше Гагарину, сказал: «Бери дочку и приезжай!» Он вместо одной дочки взял двух, мы загрузились и поехали. На блошином рынке по пути разжились вещами для съемки. В итоге Марго в роль влилась, а Саше все время было некомфортно, он корежился, зажимался, приходилось его тормошить.


Саша Гагарин с дочкой Марго отлично вписались в кадр


Уметь найти контакт с человеком, уговорить его на съемку, убедить не зажиматься, не стесняться, заставить доверять мне, то есть психологический аспект — одно из важнейших качеств для любого фотографа, хотя с музыкантами в этом плане работать иногда гораздо сложнее. Во-первых, важно вовремя отступиться, если видишь, что человек не настроен на сотрудничество. Во-вторых, надо уметь заслужить доверие.


В условиях концерта, фестиваля и прочей репортажной работы сложно поймать действительно удачный кадр. Чтобы свет хороший, ракурс, композиция. Отсев огромный. Из тысячи снимков, которые я делаю на каждом концерте, всего два-три таких, которые я сам хотел бы показать зрителю. Во многом помогает подготовка, даже если не говорить о технической стороне вопроса. Примерно за день до того я загружаю в плейлист песни той группы, которую буду снимать. Более того, когда я обрабатываю фотографии, включаю на повтор один какой-нибудь трек, на который «залипаю».


Одна из многих концертных фото Ежа


Ни одна моя фотография не обходится без идеи. Помню, я снимал Сашу Гагарина «в рыбах». У меня уже была тема рыб и крючков, но она достаточно обширная, можно ее раскрывать с разных сторон. Посыл был такой: Саша без музыки начнет задыхаться, как рыба без воды, он «на крючке» и сорваться с него без больших потерь для себя не сможет. Только его крючок — микрофон.


Все понимают, что в работе фотографа много значит случай. У меня благодаря ему часто получаются самые неожиданные и удачные кадры. Например, когда я снимал «Курару» для афиши одного из традиционных первоянварских концертов, у меня была шикарная идея: я хотел нарядить их Дедами Морозами и рассадить на ветке — мол, снегири прилетели. Но они наотрез отказались, поэтому в итоге от костюмов остались только детские звериные маски. И в какой-то момент к ним подошел промоутер в костюме кота Матроскина. Я их снял вместе, потому что это было смешно, интересно, привлекало внимание.


«Курара» и кот Матроскин


Иногда бывает, выстрелит фотография, от которой этого совсем не ждешь. У меня давно была идея снять людей в смокингах посреди поля или леса, чтобы был явный абсурд. В этом амплуа я снял «Сансару», причем решил усилить ощущение сумасшествия, надев на них смокинги задом наперед. Костюмы пришлось примерять в том виде, в каком мы их задействовали в съемке, то есть задом наперед, — люди в ателье, конечно, были в крайнем замешательстве. В этой съемке есть кадр, где ребята выглядывают из старого разрушенного дома через решетки окна. Я от этой фотографии ничего не ждал, но она неожиданно «выстрелила», получилась классной, цепляла.


«Сансара» в заброшенном доме. Эта фотография неожиданно «выстрелила»


Funky Bizness Gang — многочисленный коллектив, из 9 человек, фотографировал в старом трамвае. Там попробовал ввести дестабилизирующий элемент: это когда один персонаж оттягивает на себя все внимание, а остальные кучкуются вокруг него. Взял одного из ребят, дал ему в руки черный зонт, и он у меня играл главного фрика среди пассажиров трамвая. Он в этой съемке — самый заметный, самый безумный. Здесь же делал принципиально другой кадр: поставил трамвай на воду и пририсовал персонажа из мультфильма Миядзаки.


Трамвай как будто из мультфильма Миядзаки


Для группы «Марсу нужны любовники» выпотрошил мониторы компьютеров, старые такие, объемные, выкрасил их в красный цвет и надел на головы ребятам. Получились натуральные марсиане на земле. Ходят себе в своих мониторах не от мира сего, играют в шахматы, смотрят телевизор прямо на проезжей части. Я тут коснулся темы о зомбировании общества, о том, какую чушь можно скормить народу, если знать, как правильно ее подать.


Группа «Марсу нужны любовники» в образах марсиан


Для обложки последнего альбома Patriсk Cash сделал кое-что атмосферное. Сердце на снегу, лодка, романтичная девушка в роли королевы и Патрик Кэш. Зимой, в 25-градусный мороз мы волочили по снегу эту тяжелую лодку так, чтобы получился след от кильватера в виде сердечка, и выглядело очень смешно. Я сначала думал просто о следе от лодки на воде или хотя бы в траве, но зимой ни того, ни другого не было, поэтому решил сделать такие следы на снегу. Там еще и фигуры можно было рисовать, сотворили вот сердечко. В общем, и романтично, и весело!


Лодка на снегу


Объектив сильно преображает музыканта. В зависимости от того, какие условия ты выберешь, он может быть и нежным, и грубым, и агрессивным — в общем, таким, каким ты захочешь его показать. Важно сделать это так, чтобы артист сам остался доволен, поэтому я всегда стараюсь не только какие-то мелкие недостатки сгладить, но и снять несколько разных вариантов, чтобы музыкант мог из них выбрать. 


Самое главное, я не снимаю то, что мне не нравится. Даже на каких-то фестивалях, солянках предпочитаю выбрать три-четыре площадки, на которые мне интересно сходить, чем носиться в мыле по сценам в попытке снять все и всех. Мне нужно, чтобы в фотографию были вложены душа, старания, иначе это и фотографией считать нельзя. Нет, конечно, бывают такие моменты, когда мне приходится снимать по заказу, но даже тогда я пытаюсь в это влиться, дать этой работе часть себя. Я присутствую на каждом снимке, который сделал, там вся моя исключительно мужская прямолинейность, мои чувство цвета и принцип работы. Я всегда знаю, что если я сделал фотографию качественно, то она обязательно найдет своего зрителя, кого-то, кому она точно понравится.


«Сансара» в смокингах задом наперёд


Сашу Гагарина Еж снимает часто


Снимки Осипова всегда необычные



Олег Ягодин из «Курары» в одном из самых грязных городов мира — челябинском Карабаше


Миша Лузин и Алексей Кукарин над городом


Портрет Юлии Чичериной, с которой всем сложно работать


Выдуманный мир Ежа



Портрет Олега Ягодина



Когда ещё телебашня стояла на месте


Это не первая книга про уральский рок. Екатеринбуржец Дмитрий Карасюк, например, написал историю группы «Агата Кристи», мы публиковали отрывок из неё. А здесь можно почитать о том, как распался «Наутилус Помпилиус». Также Карасюк рассказывал историю группы «Чайф».


На фестивале «Старый новый рок» выступят 47 молодых и ещё неизвестных групп, а также хэдлайнеры — Найк Борзов, Нейромонах Феофан и другие.