Александр Кынев — эксперт в области региональной политики 

Александр Кынев считается одним из лучших экспертов в области региональных политических процессов, также он один из создателей рейтинга политической выживаемости губернаторов. В Екатеринбурге он презентовал доклад о перспективах развития партийно-политической ситуации в России. Перед этим мы обсудили с ним происходящее в политической жизни в Екатеринбурге и за его пределами.


— Насколько сильно проигрыш в борьбе за «Экспо» может ударить по губернатору Куйвашеву?


— Надо понимать, что шансов выиграть не было, так как Россия приобрела статус страны-изгоя. Можно получить поддержку какого-то количества стран Океании, Африки и Азии, но этого недостаточно, чтобы одерживать победы.


Сам проигрыш в нынешней геополитической обстановке был неизбежен. Так что вины Екатеринбурга в нём нет. Думаю, что никак он не скажется и на губернаторе. Да, это неприятно, но не более того. Если бы выиграли, то был бы плюс.


— А что может стать заменой «Экспо» в повестке? По большому счёту, наши региональные власти отвыкли работать без глобальных событий.


— Да, нужны универсиады, юбилеи. Пока такой замены для Свердловской области я не вижу. По идее, должна быть какая-то концепция у региона, которая определяет его место в стране. Какая-то глобальная философия, на которую нанизываются различные события.


Александр Кынев считает, что в последние годы Екатеринбург потерял свою изюминку и перестал отличаться от Перми или Челябинска


Сама ситуация с «Экспо» обнажила эту проблему. В той же Москве у Собянина какая-никакая философия есть. Там были люди, которые определяли образ. А в чем особенность политики Куйвашева? И будет пустота. Нельзя объяснить, чем Екатеринбург отличается от Перми или Челябинска. Просто город — нет какой-то изюминки. В этом плане показательна история с башней, которая была визуальным символом Екатеринбурга. Какие власти в здравом уме станут уничтожать его? Этот пример хорошо показывает недальновидность тех, кто управляет.


— Как вам кажется, почему случилась история с Глацких, которая мгновенно вышла на федеральный уровень?


— Уже длительное время у представителей разного уровня властей нет понимания, куда мы движемся, что надо делать. Система живёт сегодняшним днём. И каждый представитель пытается лавировать. К примеру, одна часть элиты защищает Серебренникова, а другая продолжает его сажать. История с Глацких показывает, что винтики этой системы просто перестают понимать, чего от них хотят.



— Почему губернатор больше месяца не принимал окончательного решения о её судьбе?


— Куйвашев просто не понимал, что ему надо делать с Глацких. Власть не знает, как себя вести в таких историях. И это не только на местном, но и на федеральном уровне. Если бы у нас была нормальная конкурентная политика, то и система бы работала иначе.


— Это вы говорите о теоретической ситуации, которой нет. Но если бы губернатор Куйвашев обратился к вам за советом?


— Я думаю, что он должен был бы публично заявить о своей позиции по этой теме. Но более подробно советы чиновнику давать не хочу.


Ольга Глацких не одинока — ранее мы публиковали подборку самых ярких фраз чиновников разного уровня


— Может ли этот скандал сказаться на позициях Куйвашева?


— Нет, выборы ещё далеко. Так что эта история забыта. Я считаю, что он очень средний губернатор. Он ничем не выделяется на общем фоне — у него нет больших провалов, но при этом нет и больших достижений. Впрочем, до конца нынешнего срока он досидит. Ситуация в регионе напоминает болото, конечно. 


— Что вы думаете о желании Высокинского в два раза повысить себе зарплату?


— В принципе я поддерживаю идею, что чиновники должны получать нормальную зарплату. Думаю, что граждане будут оценивать власть не по зарплате, а по каким-то реальным делам: городскому транспорту, качеству уборки дорог и прочему. Пока делать выводы о Высокинском все-таки рано.


— Ещё одно важное изменение у нас — уход Тунгусова. Как вам кажется, он вернётся?


— Не знаю. Чем больше пройдёт времени, тем меньше на это шансов. Власть Тунгусова — это власть должности. Он два десятка лет рулил всей городской политикой. Постепенно миф о его силе будет улетучиваться. Так что для него лучше как можно быстрее капитализировать свое влияние — в деньги или в должность.


Александр Кынев считает, что Владимиру Тунгусову надо как можно скорее капитализировать остатки своего влияния


— Хочу ещё пару федеральных тем обсудить. Как вам кажется, почему именно в этом году Путин принял столь жёсткие решения — повышение пенсионного возраста и НДС?


— В этом году мы наблюдали конфликт между властью и той группой избирателей, на которую она ориентировалась. С 2000 года она всё делала для людей старших возрастов. Начиная с советского гимна и возвращения парадов и заканчивая монетизацией льгот.


— Но почему именно сейчас решились на такие реформы?


— Прошли выборы, а потому вполне логично принять решения, когда до следующих выборов есть шесть лет. Только непонятно, почему в таком виде, так жёстко, почему совсем не стали учитывать мнение граждан, почему без нормальной PR-кампании?


Первый фактор — произошло смещение в сторону внешней политики, а потому внутренней политикой стали жертвовать. Они считают, что всё хорошо. И тут проявляется второй фактор — есть головокружение от успехов. Они думали, что будет достаточно объяснить по телевизору, что пенсионная реформа — хорошо, и всё. Третий фактор — есть внутренняя деградация, когда из власти уходят люди, имеющие свою точку зрения. В итоге нет альтернативных мнений.


Александр Кынев уверен, что 2019 год будет очень тяжёлым для России


— То есть время для реформы выбрали правильно?


— Изменения просто были неизбежны. Но к ним не подготовились.


— Первая волна протеста прошла. Что будет в 2019 году, когда люди на своём кошельке почувствуют последствия?


— Нет никаких оснований считать, что ситуация в 2019 году изменится. Будет гнетущий социальный фон, когда люди разочарованы, ничего хорошего не ждут от будущего. Если в сентябре 2019-го будут новые провалы на региональных выборах, то придётся что-то менять. Возможны какие-то кадровые решения, которые касаются судьбы правительства или «Единой России».


Самое плохое, что может случиться: когда один пожар станут тушить при помощи другого. Станут отвлекать людей от падения доходов при помощи борьбы с какой-то внешней угрозой. Ради этого могут устроить какую-то внешнюю заварушку. Соблазн сделать так исключительно велик. История в Керченском проливе — из этой серии.


— В последнее время часто вижу публикации, что рейтинг Путина или доверия к нему снизился. Но какая ему разница до рейтингов — он же царь.


— Дело в том, что рейтинг президента — это основа стабильности нынешней системы. За счёт него обеспечивается власть депутатов, мэров, губернаторов. Рейтинг — несущая стена нынешней системы. Но никто точно не может сказать, до какого уровня должен упасть этот самый рейтинг, чтобы эта система потеряла свою прочность и перестала работать.