Иностранцы были одеты очень легко и замёрзли, хотя по нашим меркам это был очень тёплый зимний день

На этой неделе в Екатеринбург на форум «Арх Евразия» съехались иностранные архитекторы и дизайнеры, ставшие лауреатами международного конкурса Евразийская Премия 2018. Среди них архитектор из Осаки, получивший главную награду конкурса Евразийская Премия — гран-при «Рука мастера». Мы погуляли с ним по улицам города и сравнили, чем Осака лучше Екатеринбурга. 


Балаж Богнэр на самом деле американский архитектор, но живёт в Японии — в Осаке и Токио. На наше предложение погулять он ответил, что очень хочет посмотреть город, а для компании позвал с собой коллег, которые приехали из Нидерландов, — Андреаса Фаоро и Марлинду Тафаж. 


Марлинда была одета очень легко и, кажется, замёрзла сразу же, как вышла из отеля


— У нас в городе много конструктивистских зданий, и мы ими очень гордимся. Как вы относитесь к этому стилю?


— Это очень круто. Мы поднимались на смотровую площадку «Высоцкого», и Гавриловский (Андрей Гавриловский, собственник «Высоцкого». — Прим. ред.) показывал это здание (НПО автоматики. — Прим. ред.), нам говорили, что здесь делают ракеты, — рассказал Балаж. — Мне оно очень нравится. Несмотря на то что оно имеет такой строгий и правительственный вид, мне кажется, что работать сидя у таких окон очень здорово. Я думаю, что вы не гордитесь этим зданием, но оно мне нравится. За счёт того, что здесь столько окон, оно кажется прозрачным.


Архитектору из Японии очень понравилось это здание



— Вам не кажется, что наш город очень разношёрстный?


— Это делает ваш город уникальным. Он не такой, как, например, Токио, именно потому что здания в разных стилях.


По словам переводчицы, для архитекторов устраивали небольшую экскурсию по городу и некоторые вещи их очень удивили. 


— Они спрашивали: «Почему в таком современном городе есть такие большие различия между суперкомфортным жильём и жильём для бедных?» Их удивило, что целую башню построили для апартаментов. А ещё их поразило, что в центре города находится тюрьма, — рассказала переводчица. 


Гуляя по городу, недалеко от оперного театра увидели припаркованную старенькую «пятёрку» с советскими номерами — иностранцы сказали, что знают такую машину. 


— Я знаю «Ладу», я путешествую — приезжаю к своим двоюродным братьям и сестрам, которые живут в Будапеште, и там есть такие машины, — рассказал Балаж.


Балаж потрогал значок «Лады» и сфотографировал номера


Иностранцы первый раз прилетели в Россию, поэтому всё для них кажется необычным. Даже такие вещи, как нечищенные тротуары или дороги, забитые припаркованными автомобилями, для них кажутся новыми, но никаких отрицаний не вызывают.


— Мне кажется, что летом город чудесный и великолепный, а зимой люди просто хотят как можно быстрее добраться из одной точки в другую, — понаблюдав за людьми, рассказал Балаж. — Я ходил до памятника клавиатуре, набережная красивая, но там никого нет. Там замечательное место, можно спуститься к воде. Я думаю, что было бы здорово оборудовать какое-то место, где будут горячие напитки, где можно погреться.


Андреас фотографирует УрФУ


Когда мы ему объяснили, что рядом стоит памятник Якову Свердлову, он рассказал, что у него есть друг по имени Александр Свердлов


— Балаж, вы как житель Осаки можете выделить главные преимущества нашего города перед вашим и наоборот? 


— В Осаке много рек, проходящих через город, и город состоит из небольших районов, он новый, и там практически нет старой архитектуры. У вас не так. Мне показалось очень специфичным, что в центре города недалеко от отеля я видел деревянный резной дом — это очень необычно. Преимущество Екатеринбурга в том, что он очень необычный. У вас много красивых зданий, я не хочу сказать, что Осака некрасивая, но такой красоты, как в Екатеринбурге, там нет. 


У вас очень много открытых пространств и парков. Ваш город довольно низкий, есть несколько высоток, но в основном город низкий, и это здорово. Из минусов, мне кажется, то, что дороги очень широкие — они для транспорта, а не для людей. Нужно больше пешеходных пространств. Вход в дома сразу же с улицы — с дороги. Я не думаю, что это плохие вещи, это моё наблюдение.



Когда мы говорили про Дом печати, Андреас отметил, что ему нравится, что здания в Екатеринбурге меняют своё предназначение 


— У вас много пространства, которое легко изменить во что-то другое, провести реновацию. Зачем строить здания, если потом нельзя будет использовать их по-другому? Это бессмысленно, — заметил Андреас. — Ваш город окружён огромными лесными массивами, есть огромные водные запасы, и это может стать новыми общественными пространствами. Мы видели у вас несколько высотных зданий, но нужно не просто выстраивать небоскрёбы хаотично — их нужно выполнять группами, а не отдельно разбрасывать.


Увидев оперный театр, архитекторы захотели посмотреть, как он устроен внутри. 


— Я родом из Венеции, я хорошо знаю оперу, — рассказал Андреас. — В исполнении русских артистов я её не слышал, но я видел русский балет, это было красиво. 


Мы попали на репетицию


Балаж старался всё заснять. Ему понравилось, что ложи разделены, но не сплошной стеной, как в других театрах 




В прошлом году на международный форум и выставку высотного строительства 100+ Forum Russia приезжала американский архитектор Кирстен Ричи. Она работает директором по устойчивому дизайну в компании Gensler, проектировавшей небоскрёбы в Шанхае, международный аэропорт Сан-Франциско, офисы Google и Oracle. Мы прогулялись с ней по Екатеринбургу. Посмотрите, как она оценила наш город. Ещё в прошлом году приезжал эксперт в области решения городских транспортных проблем, профессор пенсильванского университета Вукан Вучик. Он посоветовал Екатеринбургу отказаться от многоуровневых парковок.