Дмитрий Москвин считает, что ситуация вокруг нового зала филармонии — сигнал для Екатеринбурга к серьезным внутренним изменениям

Ситуация вокруг строительства нового зала Свердловской филармонии неоднозначна. Общественники, многие горожане выступают против проекта, но по большей части у них претензии не к самому факту строительства (хотя есть и те, кто считает, что деньги можно было бы направить на другие вещи), а к тому, что ради зала хотят снести пятиэтажку. Урбанист Дмитрий Москвин постарался проанализировать ситуацию без лишних эмоций, публикуем его колонку.


Сформулировал несколько тезисов по поводу ситуации с филармонией в Екатеринбурге. Иногда обобщенное размышление важнее эмоций и хайпа.


1) Есть такой культурный бренд — Свердловская филармония. Он востребован десятками тысяч екатеринбуржцев, приезжими и широко известен за пределами страны. Как и любой бренд, филармония нуждается в развитии. Как и у любого крупного бренда, сделать это в очерченных 80 лет назад границах не получится. Необходимо расширяться. Чтобы расправить крылья, необходимо пространство.


2) Что важнее: новый трамвай или новый филармонический зал? Вопрос из области, где дикарям только-только показали блага цивилизации. Конечно, и то, и то нужно. И за то, и за то надо бороться. Крупные города, да ещё с претензией участвовать в глобальной конкуренции (а наше участие в заявке на «Экспо-2025» именно такая претензия), мыслят по-крупному. А ещё они охотятся за уникальным, а получив его, оберегают и обрамляют, как бриллиант.


Вчера жители дома, который хотят снести, устроили пикник во дворе


3) Город — это исторически место, где надо договариваться. А для этого хорошо бы научиться разговаривать. Но перед этим ещё необходимо научиться замечать других. А в городе этих других очень много, они разные, со своими привычками, ценностями и недостатками. Тяжело жить в городе, но сегодня человеческая цивилизация другой альтернативы уже не предлагает. Город — пространство совместной жизни, а культура (подчеркнем это слово) совместности — неотъемлемая черта города. Кстати, а Екатеринбург в этой связи город?


4) Главная ошибка в развитии бренда филармонии — отсутствие прямых коммуникаций с теми, кто слушателями и благотворителями филармонии не является. То есть с горожанами, с теми самыми другими, для которых объективно проблемы филармонии неочевидны и ранее видны не были. Вместо того чтобы поставить жителей перед фактом сноса их дома, можно было наладить с ними диалог, начать совместно обсуждать планы и перспективы. Вместо того чтобы получить порцию негативного хайпа, можно было ещё пару лет назад публично презентовать свой проект развития, публично защищать свою концепцию. И стать, таким образом, точкой сборки города, а не очередным местом разобщения.


5) Успешен тот город, в котором есть разнообразие и многослойность. Вообще, многосоставность — это тоже признак наличия города. Нет никакой проблемы, чтобы соседствовали хайтековские деловые центры и древние жилые дома, чтобы рядом с районом высотной застройки сохранялись районы с таунхаусами, чтобы парки не уничтожались в угоду парковкам и храмам посреди них. В городе для всего есть место. Кому-то не нравится «старая» пятиэтажка рядом с филармонией, а кому-то комфортно в ней жить — это естественно. Но приходя с кувалдой, разрушают не конкретный дом — хотя большинству кажется именно это — а разрушают городскую ткань, ту самую культуру совместности. Современные подходы к городскому планированию выработали множественные инструменты, как сначала всё взвесить и предусмотреть, а потом уже взяться за кувалду. И снова вопрос: точно ли Екатеринбург в этом смысле город, а не поселение дикарей, которым что филармония, что вражеский редут — одно и то же?


Такой зал может появиться на месте пятиэтажки


6) Филармония — это общественное благо горожан. И горожане имеют право задать вопросы, принять участие в обсуждении и выработке её дальнейших планов. Горожане вообще имеют право на свой город. Они прежде всего делают застроенное пространство городом — своим общением, трудом, творчеством. Происходящее в Екатеринбурге вокруг филармонии — это поле борьбы правообладателей с узурпаторами. Не признавая права других, невозможно в их глазах быть благодетелями. Для Екатеринбурга эта ситуация — ещё один урок и сигнал к серьезным внутренним изменениям.


Жильцы дома на Карла Либкнехта, 40, который хотят снести, уже писали в бюро Захи Хадид (проект нового зала именно этой архитектурной компании победил в конкурсе). Пока остановить процесс не удалось, но делом заинтересовалась прокуратура.


А вчера жители дома устроили у себя во дворе большой пикник, на который пришли депутат Госдумы Андрей Альшевских, экс-мэр Евгений Ройзман, шоумен Андрей Рожков и много обычных людей. Почитайте наш репортаж с этой встречи.