Людмила Михайловна Наговицына (слева) и Римма Ивановна Жеребцова (справа) — ветераны завода ЖБИ

В 1953 году сотни молодых ребят, членов ВЛКСМ, по комсомольским путевкам приехали в Свердловск строить завод железобетонных изделий. Когда он был запущен, почти на каждой улице нашего города появились панельные дома.


В день 100-летия комсомола мы встретились с ветеранами завода ЖБИ и попросили их вспомнить прошлое. Людмила Михайловна Наговицына и Римма Ивановна Жеребцова попали на стройку завода, когда были совсем юными, а в итоге проработали на нем всю жизнь.


— Я родилась в Свердловске. Отец был военный, и какое-то время мы жили в Тюмени. Там я 7 классов окончила и приехала обратно, — вспоминает Римма Ивановна. — Устроилась секретарем комсомольской организации, была членом Сталинского райкома комсомола. И вот там на совещании объявили, что будут строить завод. Я сразу же подала заявление. И на второй день нас в автобусе привезли на стройку.


Римма Ивановна посвятила заводу ЖБИ 50 лет


На ЖБИ тогда не было ничего — только свалка и болото.


— Помню, приехали — погреться негде, у костров грелись. Заводоуправление на обед нас в подвал повело, привезли колбасу, хлеб и кефир, — делится Римма Ивановна. — Работали мы с 8 до 17. Всё вручную делали — кувалды, тачки.


Людмила Михайловна в Свердловск приехала из поселка Ис, он находится между Нижней Турой и Качканаром.


— У нас там добывают золото, — рассказывает она. — Я пошла работать в 16 лет, у меня мать умерла, отец с нами не жил. Мы летом работали, зимой сидели дома. Когда увидели объявление о строительстве завода, пошли в райком. Нас было шесть девчонок. И одной, Нине, не было 18 лет. Ее не хотели брать. Мы всей бригадой пошли упрашивать, чтобы ей дали путевку.


Людмила Михайловна проработала на заводе 46 лет


Приехала Людмила Михайловна в Свердловск в резиновых сапогах 42-го размера и драной фуфайке — больше у нее ничего не было, даже носков. Благо руководство выдало спецодежду.


— Фуфайки были огромные, рукавицы до локтей и мужские шапки-ушанки, — вспоминает Римма Ивановна. — А у нас же косички были, мешали, мы их в фуфайку заправляли. Парни вечером в клубе танцев нас не узнавали в юбках, платьях.


Обе женщины хорошо помнят свой первый рабочий день.


— Отправили нас к железной дороге. Там разгрузили как попало вагон досок. И нас всю бригаду послали перекладывать эти доски, — вспоминает Людмила Михайловна. — Мороз был страшный, мы все замерзли, эти доски никак затащить не можем. С собой взяли покушать хлебушка, а он замерз. Ели его мерзлый. Две девочки в итоге сразу сбежали, одна через некоторое время. Осталось нас трое.


— Мы в первый день лопатами работали, свалку очищали, — делится Римма Ивановна.


Первое здание заводоуправления — символ завода ЖБИ имени Ленинского комсомола


Поселили строителей завода в двухэтажных домах-общежитиях. Было их четырнадцать.


— Было очень «весело». Рядом в мужском общежитии жили ремесленники. Нам досталось с первого дня! Они хулиганье, пришлось сражаться, даже на суд ходили. Потом посадили много этих ребятишек, — делится Людмила Михайловна.


Работа во многом была тяжелой, часто приходилось заниматься совсем неженскими делами.


— Мы когда корпус формовочного цеха строили, копали траншеи. Внизу каменщики сидели, а мы, девчонки, камни им кидали — фундамент, — рассказывает Людмила Михайловна. — Камни здоровенные привезет машина, а мы их передаем. Которые поднять не могла, я помню, присяду на коленки, закачу к себе, гуськом до канавы дойду и сброшу вниз. Сейчас у меня больной позвоночник.


Бывали на стройке и несчастные случаи.


— У нас в бригаде машина ехала со щебнем с карьера. И наверху на щебне сидели четыре человека. А я между кузовом и кабиной была, — рассказывает Римма Ивановна. — Машина приехала в цех, где бетон делали. Стали выгружать — и их выгрузили вместе со щебнем. Насмерть сразу. Они со мной в одной квартире жили, девчонки молоденькие.


Работы по устройству котлована


Закладка фундамента будущего завода


Женщины признаются: много было тяжелого, но и веселья тоже хватало. Все вместе ходили в походы, катались на лыжах, ездили за грибами и ягодами, по вечерам танцевали. Даже летали на самолете в Челябинск — там были соревнования между заводами. Свердловчане заняли первое место и в награду получили знамя комсомола. Многие занимались самодеятельностью и ездили с концертами по колхозам. Отдыхать и лечиться работников отправляли в санатории.


А когда завод ЖБИ достроили, многие остались на нем работать. Людмилу Михайловну отправили на три месяца в Москву получать специальность. Выучилась она на бетоноукладчика, но потом решила переучиться на мостовую крановщицу. Римма Ивановна стала оператором — делала раствор для бетона на плиты.


Комсомольское собрание на строящемся объекте


Юные комсомольцы — строители завода


Политинформация перед началом рабочей смены


Здесь же, на заводе, женщины познакомились со своими мужьями. Были они друзьями, вместе жили в детском доме.


— Когда я работала на бетоноукладчике, мой будущий муж вернулся из армии. И пришел на конвейер. Сразу подошел ко мне и шутит: «Будешь моей женой?», а я говорю: «Конечно, буду», — улыбается Людмила Михайловна. — А потом отработаю — смотрю, он остается, помогает мне вычистить бетоноукладчик. Потом идем вместе домой — в одном общежитии жили. Он в одном конце коридора, я в другом.


Свадьба вышла случайной.


— Мы и не собирались жениться, гуляли себе. А потом приходит секретарь и говорит — в парткоме сказали, что одна пара решила пожениться, давайте вы тоже, сделаем комсомольскую свадьбу, — рассказывает Людмила Михайловна. — А у нас денег даже не было. У меня муж из армии пришел, ему надеть-то нечего было. У него только солдатская форма. Ему друг дал курточку, брюки он сам купил. У меня платья не было. Мне дали три дня отпуска свадебного, жених на работу пошел. Я пошла в кино, а там очередь, мороз, я в тонких ботиночках. Отстояла, посмотрела кино, вечером температура под 40 как дала! Надо на свадьбу идти, а у меня ангина. Я лежу, вся горю. Пришла врач, принесла огромный шприц, пенициллина наберет и мне прямо в горло как даст струей несколько раз! Все мне вычистила в горле. У меня температура спала. Я надела теплую кофту, под ней черная юбка и белая кофта. Так и поженились.


У Риммы Ивановны со свадьбой тоже связана забавная история.


Строительство главного корпуса завода


— Мы подавали заявление в Кировском районе, в бараке. Регистрироваться пришли через три дня — а бараки снесли, — вспоминает она. — Мы не знаем, куда идти. Бабка нам какая-то указала. Идем, ругаемся. Я на него, что не узнал ничего и повел меня в загс, он на меня. Ну ладно, зарегистрировались, купили пучок лука, рыбки шарташской и бутылку перцовки. Пришли домой. Со мной жили две девчонки из Риги. Мы с ними бутылку выпили, уху сварили. Вот вся свадьба наша.


У обеих мужья уже умерли.


— Моему мужу ногу отрезали, ее мужу — тоже, после этого и умерли, — делится Римма Ивановна. — Футболисты были да на стройке работали. Холодно же было. В сапогах резиновых работали. У костра погреешь ноги, резина нагреется, а потом идешь в бетон, и все прилипает.


Римма Ивановна уже на пенсии — 50 лет проработала на заводе ЖБИ. Людмила Михайловна еще работает, но уже в другом месте, а заводу отдала 46 лет. О том, что всю жизнь пробыли на одном месте, они не жалеют.


— Так весело жили! Самое хорошее время — эта комсомольская стройка, — говорит Людмила Михайловна.


На стройку завода приехали сотни молодых людей со всей России и из Риги


Работа на стройке шла с 8 до 17 часов







В честь 100-летия комсомола в Екатеринбурге заложили первый камень аллеи, которая будет посвящена истории завода ЖБИ и комсомольцам — строителям завода. Аллею построит «Группа ЛСР», в состав которой входит сегодня завод ЖБИ, она появится уже через год


Кстати, про одну из главных улиц ЖБИ — Сыромолотова — мы рассказывали отдельно в проекте «Улицы нашего городка».