В проекте нет жилого дома, а сад Вайнера изменён до неузнаваемости

Жильцы дома № 40 на Карла Либкнехта, который собираются сносить ради концертного зала филармонии, написали обращение в бюро Захи Хадид. Проект нового зала именно этой архитектурной компании победил в конкурсе. В обращении жильцы рассказывают, что этот проект ломает жизнь людям, и хотят спросить: знали ли архитекторы, что здание собираются построить на месте жилого дома? 


Кроме этого, екатеринбуржцы написали открытое письмо в правительство Свердловской области, в министерство строительства, городскую администрацию, а также директору филармонии Александру Колотурскому. Полный текст можно прочитать в группе в facebook.


«Для того чтобы все разъяснить, мы решили публично обратиться ко всем сторонам, которые участвуют в этом деле, и задать им вопросы, — написано в письме. — Ответы на эти вопросы мы хотели бы получить в публичной форме, чтобы не только мы, но и городское сообщество могло судить о том, что происходит и каковы намерения сторонников проекта». 


Вопросы к правительству Свердловской области и Министерству строительства Свердловской области:


1. При проведении конкурса техническая документация на разработку проекта предполагала вариант строительства нового здания филармонии без сноса дома по адресу улица Карла Либкнехта, 40 или нет?


Проект британского бюро, который победил в конкурсе


2. Просим разъяснить слова министра Волкова (интервью порталу Е1.RU от 26.09.2018): проводятся ли правительством Свердловской области мероприятия, направленные на разработку проекта размещения на месте нашего дома объектов электро-, газоснабжения, объектов систем теплоснабжения, объектов централизованных систем горячего водоснабжения, иных объектов, упомянутых в статье 46 Земельного кодекса РФ? Если да, то чем конкретно обосновано размещение указанных объектов на месте нашего дома, будут ли затронуты иные здания, необходим ли снос других объектов? Не является размещение этих объектов лишь предлогом для изъятия участка с последующим сносом дома и строительством на его месте здания филармонии?


3. Если вы намерены вести переговоры с собственниками — то каким образом и кто будет уполномочен на их проведение? Считаете ли вы себя ответственным за сложившуюся вокруг нашего дома ситуацию (обращаются к министру строительства Михаилу Волкову. — Прим. ред.)?


4. Просим также разъяснить, что имел в виду министр Волков, когда говорил, что выкуп будет проводить либо сама филармония, либо иной орган? Кто конкретно будет производить выкуп? Из каких средств будет формироваться фонд денежных средств для выкупа квартир? Будут ли привлекаться для выкупа бюджетные деньги?


5. Мы просим дать однозначный ответ: выкуп планируется производить путем свободной договоренности или через изъятие земельного участка? Что вы намерены предпринять в случае, если собственники не согласятся продавать свои квартиры?


6. Каким образом будут рассчитаны компенсации вреда от изъятия собственности, стоимости сделанных и будущих ремонтов в новом жилье, иные неудобства — и предполагается ли их компенсация вообще?


7. Согласны ли вы с тем, что неуважительное и пренебрежительное отношение к положению собственников квартир в доме со стороны лиц, продвигающих проект, само по себе причиняет моральный вред собственникам и жителям дома, членам их семей?


Лариса Сергеевна живёт в этом доме уже 35 лет


А Иван больше 20 лет


Вопросы к администрации Екатеринбурга


1. На каком основании администрация ставит вопрос об образовании нового земельного участка с использованием участка под домом по адресу улица Карла Либкнехта, 40, который по-прежнему находится в частной собственности других лиц?


2. Судьба сада Вайнера была намеренно исключена из предмета обсуждения, проведенного администрацией, чтобы лишить всех желающих жителей города Екатеринбурга возможности выразить свое мнение по судьбе сада (как территории общего доступа) и ограничить число участников лишь собственниками квартир в нашем доме? Или по саду имени Вайнера общественные обсуждения будут проводиться позднее и на них будет предоставлена возможность высказаться всем жителям города Екатеринбурга, имеющим доступ к саду? Если это так — то с какой целью обсуждения разделены? (Историю сада и старые фотографии можно посмотреть здесь).


Вопросы к директору филармонии Александру Колотурскому


Возглавляемая вами филармония (согласно ответу прокуратуры Екатеринбурга от 10.10.2018) является заказчиком проекта планировки и проекта межевания территории в границах улиц Клары Цеткин — Тургенева — Первомайская — Карла Либкнехта (проект подготавливался МБУ «Мастерская генерального плана»).


Вы лично входили в состав проектного офиса проекта Свердловской области по строительству концертного зала филармонии, присутствовали на заседании в Министерстве строительства Свердловской области (протокол от 04.04.2018) при утверждении документации конкурса на проект нового здания филармонии. Вы входили в жюри конкурса и участвовали в подведении его итогов (протокол от 18.09.2018).


Вы также неоднократно в деталях рассказывали о своей многолетней работе над проектом.


Указанные факты заставляют нас сомневаться в том, что транслируемые вами последние недели заверения о вашей непричастности к проекту соответствуют действительности.


1. Вы действительно рассматриваете происходящее как «подарок», полученный филармонией без вашего личного активного участия, или все-таки сами являетесь активным участником продвижения проекта строительства нового зала филармонии? Считаете ли вы себя лично ответственным за возникновение этого проекта и сложившейся вокруг нашего дома ситуации?


Примерная схема, которая была опубликована, когда начали общественные обсуждения


2. Предпринимали ли вы когда-либо попытки оповестить собственников нашего дома о том, что проект строительства нового зала филармонии предполагает снос дома? Считаете ли вы себя обязанным вести диалог с собственниками дома по этому поводу?


3. На каком конкретно «высоком уровне» принято решение о справедливом выкупе квартир? Кто выступает гарантом соблюдения наших прав?


4. Проводите ли вы или намерены провести мероприятия для установления аварийности нашего дома?


5. Кто конкретно отвечает за эксплуатацию находящихся в ведении филармонии квартир в доме, кто осуществляет контроль за их состоянием?


Единственное личное взаимодействие «противоборствующих» сторон состоялось 24 октября в клубе Ever Jazz в рамках мероприятия «Умная среда», где за проект выступал член Совета попечителей Фонда поддержки Уральского филармонического академического оркестра г-н Андрей Бриль. В крайне пренебрежительной манере Бриль высказался о противниках проекта, интересовался у них: «А что они сделали для Екатеринбурга?», а также сравнил вас, г-н Колотурский, с Гулливером, которому «мешают лилипуты».


6. Вы уполномочивали члена Совета попечителей господина Андрея Бриля представлять вас на общественной дискуссии 24 октября или он выступал только от имени Совета попечителей и по своей инициативе? Считаете ли вы себя Гулливером, а несогласных с проектом — «лилипутами», или вы допускаете, что и сторонники, и противники проекта равны при ведении дискуссии и заслуживают уважительного к себе отношения? Вы считаете этичным и допустимым пренебрежительный и неуважительный тон в общении с собственниками дома и противниками проекта?


Этот последний вопрос нам кажется немаловажным — мы хотим заранее выяснить границы допустимого и недопустимого в общении сторон.


На месте дома нарисован новый зал


По проекту состоялись общественные обсуждения. Все предложения жильцов дома мэрия отвергла. Вчера мы публиковали колонку екатеринбургского архитектора Евгения Волкова, который объяснил, чем хорош новый проект и какие ошибки уже допущены при его обсуждении.