Построение красивого рельефного тела — это искусство и тяжелый труд

Наш герой — мастер спорта по жиму лёжа. Он уже семь лет в профессии: тренируется сам, тренирует других, экспериментирует с «фармой» и формой. На условиях полной анонимности челябинский атлет рассказал нам всю правду об анаболиках, сексе с клиентами и образовании инструкторов в спортзалах.


— Сколько ты уже работаешь персональным тренером и как пришел в эту профессию?


— Семь лет стажа у меня. Началось все с прокачки себя. В какой-то момент были серьезные жизненные трудности, и, чтобы безопасно слить накопившуюся во мне агрессию, я пошел в зал. Я быстро спрогрессировал. Месяца за 3–4 пришел в отличную форму — в такую, ради которой некоторые пашут год и больше. Мне реально это легко далось. На тот момент я работал в продажах и просто регулярно ходил в зал. Как-то, уже после того, как я подкачался, ко мне в кафе подошел знакомый и сказал:


— Нифига ты поменялся! Ты что, фитнес-тренером работаешь?


Я ответил, что просто тренируюсь сам. Но после этого задумался — а почему нет? Меня прямо переклинило на этом.


— Образование какое-то для этого пришлось получать?


— Нет. Я перечитал тонны литературы. Давалось всё легко — просто потому, что нравилось. Никаких нервов и зубрёжки. Что я узнавал, пробовал на себе. Затем начал работать с другими людьми: помогал, подсказывал, смотрел на результаты. И в итоге пришел к профессии персонального тренера.


В какой-то момент мне пришлось поменять зал. В новом сказали: нет сертификата — гуляй. Взяли просто администратором. Я начал копить деньги на курсы в Екатеринбурге. Только вот не учел, что обучение будет длиться две недели. И всё это время надо где-то жить и что-то есть. На это денег не было.


В залы, как правило, принимают только сертифицированных тренеров


Сертификат на курсах выдавали только после успешно сданного экзамена. И я просто напросился на него: мол, давайте я приеду через две недели и всё сдам. Они там, конечно, обалдели. Сказали, что это полнейший бред, так никто не делает, это невозможно, и я обязательно провалюсь. Сдал с первого раза на 100%, единственный. А сертификат так и не пригодился: в зале, где я работал админом, уволился тренер. Меня без всяких бумажек взяли на его место.


— То есть наличие или отсутствие сертификата не помогает отличить хорошего тренера от плохого?


— Вообще не помогает. Вся система образования в нашей стране построена на саморазвитии. Информацию, которую тебе дают на каких-то курсах, — это база. Нужно постоянно наращивать на нее новые знания самостоятельно. Так же и в тренерстве. Если тренер пользуется только базовыми знаниями — это шлак. Он может быть хорошим продажником и иметь кучу клиентов, но прогресса не добьется. На фоне других такой человек будет выглядеть успешным идиотом. И таких много.


Плохой тренер пришёл в зал из офиса. Он думает, что это легче: меньше заморочек, начальник не шлёпает, а когда нет клиента — можно позалипать в телефон. Тренировка у плохого тренера это либо готовый шаблон, либо на ходу выдуманный набор упражнений — чтобы клиент чувствовал, что он впахивает. Но по факту — это вытягивание денег и бесполезняк.


Для хорошего тренера клиент — всегда загадка. Нужно понять, что сработает для каждого конкретного человека, подготовить для него индивидуальную программу и план питания, замотивировать на успех.


В час пик, когда в зале полно народу, плохой тренер будет упорно ждать своей очереди на тренажер. В итоге эффективность тренировки в разы снизится. Хороший тренер сбережет время своё и клиента и найдет альтернативу.


— Важна ли внешность для тренера?


— Скорее нет, чем да. Я не знаю, как выглядят тренеры в других городах. Могу оценить только по Instagram, но там-то все красивые. В Челябинске тренеры выглядят плохо, зачастую даже хуже своих клиентов. У нас сейчас вообще переизбыток людей в этой сфере. Все рвутся из офисного планктона в фитнес-тренеры. Те, кто выглядит хорошо, уже давно пристроены. Остальным залам приходится выбирать из того, что осталось.


Тренер — это совокупность качеств: хорошая форма, приятная внешность, умение себя преподнести, наличие знаний и навыков. В текущей ситуации залы вынуждены брать в штат людей, у которых развито только одно из этих качеств.


Но если тренер выглядит плохо, это не значит, что он не поможет клиенту. Есть спортсмены в возрасте, которые уже своё оттренировали и отсоревновали. Выглядеть хорошо — это уже не их тема. Но это не мешает им быть прекрасными тренерами.


Физическая форма тренера много говорит о нем, но показателем профессионализма не является


— Пару недель назад 22-летнюю пауэрлифтершу из Златоуста осудили на год условно за посылку с анаболиками из Беларуси. Справедливо ли это?


— Думаю, девочка пострадала ни за что. Во всем мире анаболики используются. Особенно при подготовке к соревнованиям. Без дополнительной фармакологической поддержки ты дальше местечковых турниров не сдвинешься.


И, кстати, многие спортсмены заказывают «фарму» именно из стран, где анаболики не запрещены. Но у нас такое государство, которое следит за всем. Если есть наводка или нужно выполнить какой-то показатель, они это сделают.


— То есть все спортсмены-участники соревнований используют анаболики?


— Практически все. В том же пауэрлифтинге есть так называемый «чистый» дивизион, где проводят допинг-контроль. По идее там должны выступать только «чистые» атлеты. Но некоторые из них лукавят. Грубо говоря, до соревнований они длительное время используют фармакологию, увеличивают мышечную массу и силовые показатели, а потом чистят организм и идут выступать. Это стрёмно, потому что кто-то тащит на своей генетике, а эти красавчики заряжаются, чистятся и выдают вау-результат.


— Что анаболики дают спортсмену?


— Это буст (от англ. boost — увеличение — быстро прокачать, сделать апгрейд чего-либо. — Прим. автора). Ты разгоняешь свой организм, наращиваешь силу, выносливость, мышечную массу. Но! Это не какая-то магия. Ничего не будет работать, если не впахивать. Фармакология ускоряет определенные процессы в организме. Но как можно ускорить рост мышечной массы, если ты не тренируешься? Волшебных таблеток не существуют. Все препараты работают, только если работаешь ты сам: тренируешься, качественно питаешься, хорошо восстанавливаешься и следишь за гормонами и здоровьем.


Анаболики в нашей стране запрещены, но не путайте их со спортпитом: протеином, аминокислотами и витаминными комплексами


— Это все хорошие моменты. А что насчет плохих? Говорят, у атлетов с эрекцией проблемы.


— Смотри, на курсе атлет находится два-три месяца обычно. После этого нужно восстановление с помощью простых аптечных препаратов: витаминов, минеральных комплексов и гормонотерапии. После курса с тебя как будто розовые очки снимают. Это самое ужасное время в жизни любого спортсмена. Накатывает апатия, ничего не хочется, ты вялый и даже не смотришь на женщин. А если не хочешь и не смотришь, то и эрекции не возникает. «У спортсменов не стоит» — это не миф, а этап. И он проходит, если всё делать правильно. Нужно следить за гормонами, регулярно сдавать анализы и восполнять необходимое.


— Во время самого курса какие проблемы могут возникать?


— Побочек много, и у каждого они возникают (или не возникают) по-разному. Зависит это от уровня гормонов опять же. Это могут быть: угревая сыпь, облысение, кожа жирная становится, появляется агрессия, высокое давление или температура тела. А если курсит идиот, да еще и на каких-то непонятных препаратах, могут возникнуть серьезные проблемы со здоровьем.


Вот ему мужики в зале сказали, что так надо, и он сделал. В итоге весь покрылся прыщами, его залило, как свинью, набрал 13 килограммов не пойми чего и ходит довольный — «зато я сильный». Естественно, на восстановление такие персонажи тоже забивают. И хорошо, если он просто жирным остался или, наоборот, всё слил. Но такие действия вообще могут к летальному исходу привести: это же нагрузка на сердце, загустение крови, риск возникновения тромбов. А если человек использует фармакологию и при этом активно бухает, печень он может выплюнуть очень быстро. Поэтому, наверное, у нас анаболики и запрещены. Даже за склонение к употреблению спортивной фармакологии есть статья в Уголовном кодексе.


— А что с прогрессом? Когда перестаешь употреблять анаболики, эффект остается?


— Тут опять всё дело в восстановлении. Если не уделить этому должного внимания, можно запросто слить то, что набрал за курс. Часто на форумах об этом пишут: «Слез с курса и всё потерял». Ну это потому что ты идиот. Если ты всё делаешь грамотно, потери будут не очень большие. Слил больше 50%, значит прокосячил, пожалел денег, забил на режим и потерял время.


— Кто-то из твоих клиентов просил тебя провести им курс?


— Регулярно. Я на это отвечаю просто: я не врач и делать этого не буду. Могу только рассказать обо всех опасностях и побочках: это то, о чём обычно не пишут в рекламных статьях и буклетах. Где взять анаболики — тоже не подскажу.


Волшебных таблеток не существует: работают только режим, интенсивные тренировки и правильное питание


— Что ты думаешь о синтоле (препарат, применяемый для локального увеличения объема мышц и придания им идеальной формы. — Прим. ред.)?


— Это жесть. Это очень токсичный, ядовитый препарат. Делается это тупо ради визуала. Как девочки себе сиськи вставляют, так и синтольщики себе вставляют бицепсы — просто масло вгоняют под мышцу. Это никогда ни к чему хорошему не приведет. Профессионалы такое тоже практикуют: слегка подкалывают отстающие мышцы, чтобы придать им нужный объем. Таких людей стараются не допускать на соревнования. Мое мнение — это треш. Люди себя просто уродуют.


— Смеются ли тренеры над клиентами: над полными или очень худыми, которые мечтают стать Шварценеггером?


— Нет. Это давно прошло. Полные люди, худые люди — это просто люди, обыденность. Повышенное внимание привлекают, наоборот, подкачанные клиенты. Приходит такой в зал, и ты смотришь на него с профессиональной точки зрения: пытаешься понять, как он добился такой формы, что делает для ее поддержания.


А негатив вызывают не очень умные люди, которые лезут с вопросами во время тренировки — моей или той, что я веду в данный момент.


— Секс с клиентами — это нормально?


— Для кого-то — да. Недавно ко мне пришла тренироваться девушка. Так вот, в предыдущем зале тренер предложил ей два способа оплаты услуг: натурой или наличкой. Она ему втащила и ушла. Это аморально, но нормально — в том плане, что случается сплошь и рядом. Некоторые, особенно молодые неженатые мужчины, идут в тренеры ради секса: классно же — девушки в легинсах ходят, попа в обтяжку.


Я больше скажу: клиенты тоже порой приходят в зал не за фигурой. Девочки приходят за качками, мальчики — за фитоняшами. И на мой взгляд, это лучше, чем искать себе пару в ночном клубе: там бухают, а в зале спортом занимаются и оздоравливаются. Главное, чтобы это всё в вульгарщину не превратилось. Если девушка пришла в зал раздвигать ноги и привлекать к себе внимание всех вокруг — пусть лучше в ночном клубе это делает.


В нашей рубрике «Учёные против мифов» мы уже выясняли, когда лучше тренироваться — утром или вечером, и правда ли, если регулярно ходить в спортзал, можно есть что хочешь и не толстеть