Эту гитару Василий Иванович полностью собрал из «погибших» частей разных инструментов 

Василий Брязгин — один из известных гитарных мастеров в Екатеринбурге и области. Музыку он любил всегда, хотя свою жизнь посвятил другому делу. Он 20 лет проработал начальником дежурной службы Железнодорожного района Екатеринбурга. В его дежурство произошел взрыв на станции Сортировка в 1988 году. Выезжал вместе с частью тушить пожар на Лосином, где после удара шаровой молнии взорвалось 130 тонн боеприпасов. Награжден медалью «За отвагу при пожаре».


Но все мечты Василия Ивановича с детства были связаны с гитарами: сначала хотел просто купить инструмент, чтобы играть, потом захотелось сделать самому. Его история — о том, что никогда не надо забывать про мечту. 


— А вот мой Франкенштейн: я собрал его из старых погибших частей других гитар, — Василий Иванович гладит лакированный темно-вишневый корпус гитары. Ему очень нравится этот образ из жутковатой легенды об ученом, который из мертвых людей по частям создал нового человека. Он так же из «погибших» гитар, которые покупает через интернет, создает новые жизнеспособные раритетные инструменты с хорошим звуком.


— Вот мне достался «убитый» корпус, который 20 лет валялся на дворе вместе с дровами, — продолжает мастер. — Вот гриф от Fender (американский производитель гитар. — Прим. ред.), анкер (стержень внутри грифа. — Прим. ред.) был сломан, я снял накладку, поставил накладку от Gibson (другой американский производитель гитар. — Прим. ред.)


Это банджо Василий Иванович купил за 2,5 тысячи рублей, инструмент был разбит, но мастер его полностью восстановил


Вся семья у Василия Ивановича музыкальная: отец и братья играли на гармошке. Его тоже научили, но когда появилась электрогитара, она затмила для будущего мастера все.


— Купить я ее не мог, мы тогда жили в поселке Гать, — вспоминает Василий Иванович. — Но был журнал «Моделист-конструктор», а по-соседству жил столяр-краснодеревщик. Он разрешал поработать у него в мастерской: попилить, построгать. У меня тогда было хорошее подспорье: на нашу речку на станции приезжали туристы с палатками, а местные хулиганы ходили с ними драться — такое развлечение было у шпаны. После таких побоищ находил части разбитых гитар: снимал колки, струны. Вот так, используя вторичку, сделал первую гитару, которую потом умудрился продать в комиссионном магазине на Ленина — Сакко и Ванцетти. 


Это именная гитара американского музыканта Стива Вая оказалась в коллекции около 20 лет назад


Музыкальную школу Василий Иванович не заканчивал, инструмент осваивал сам. После школы стал заниматься любимым делом: пошел сборщиком гитар на фабрику музыкальных инструментов «Урал». Днем он делал гитары, а по вечерам — играл.


Он был участником различных коллективов: фабричного диксилендовского ансамбля, ВИА при железнодорожной станции Шувакиш, духового оркестра свердловской пожарной охраны. В свое время по вечерам играл в известных городских ресторанах: «Космос», «Океан», «Киев», «Большой Урал».


Как-то его избрали депутатом поселка Сагра, в том поселке было всего человек 15 подростков. Так он, будучи депутатом, умудрился из этих парней с разными музыкальными данными создать сельский вокально-инструментальный ансамбль. Они даже с гастролями ездили по соседним станциям.


Рабочее место Василия Ивановича 


— Василий Иванович, почему вы не стали заниматься музыкой профессионально?


— Некому было меня кормить, пока я бы образование получал. Самому нужно было работать, кормить семью. Все мои коллеги в том же духовом оркестре были профессионалами высокого класса, с консерваторским образованием, у всех основная работа была — оперный театр, музкомедия. Я за ними тянулся как мог, мои музыкальные вкусы они и сформировали: я люблю джаз. Но сам я был лабухом, кабацким музыкантом. Я считаю, что если нет образования — не надо лезть на профессиональную сцену. 


— Но наши рокеры же смогли без образования...


— Феномен уральского рока — в текстах, в основном из-за стихов Кормильцева, не было бы стихов — не было бы феномена... Хотя сам я наших рокеров не слушаю именно потому, что они, как и я, безграмотные, то есть без музыкального образования. 


Когда в стране грянула антиалкогольная компания, из ресторанов он ушел. А после распада СССР был расформирован и оркестр пожарной охраны.


— Тогда наш дирижер мне и посоветовал: ты молодой, здоровый, иди учись на пожарного. Я пошел на курсы, выучился на инспектора.


Награду за отвагу на пожаре наш герой получил за тушение пожара после взрыва на Сортировке


Но на пенсии он снова начал зарабатывать любимым делом. 


— Есть такое понятие — «доводка инструмента»: любой инструмент из магазина нужно довести до ума, отшлифовать лады, закатать. Мне приносят — я делаю, — говорит Василий.


Всех поселковых подростков станции будучи депутатом Василий Брязгин занял в этом ВИА


Он ремонтирует инструменты многим уральским музыкантам. Недавно у лидера «Чайфа» Владимира Шахрина при перелете повредили инструмент: с собой в салон брать инструменты не разрешают, в багаже она сломалась. Василий Иванович её починил. 


Часть гитар из своей коллекции Василий Иванович собрал сам


Свою коллекцию гитар мастер хранит в квартире в Среднеуральске.


 — У меня нет сильно дорогих гитар. Но у каждой своя история: есть именная гитара Стива Вая (американский гитарист-виртуоз, композитор, вокалист, продюсер, актёр. — Прим. ред.). Он как-то приезжал в Екатеринбург на автограф-сессию. Одну гитару, белую, он разыграл среди зрителей, черную не стал брать — под костюм не подходила. Мне ее продали, по себестоимости — за 16 тысяч. Это тогда была средняя зарплата.


Сейчас у Василия Ивановича около 20 инструментов. Некоторые из них коллекционеры оценивают в 30–70 тысяч.