Ветеран МВД Анатолий Евсеев гонялся за маньяком пять лет 

5 октября 100 лет с момента образования отмечает УГРО — служба, на которую ложится розыск и задержание преступников. На век уголовного розыска выпали случаи, которые до сих пор будоражат сознание и кровь людей. Одна история донского маньяка Андрея Чикатило чего стоит. Наши коллеги из 161.ru встретились с оперативником Анатолием Евсеевым, именно он в 1990 году защелкнул наручники на запястьях Чикатило.


Евсеев долгие годы выслеживал маньяка, а потом ездил с ним по всей стране: Андрей Чикатило показывал, где расправлялся со своими жертвами. Следственный эксперимент проходил даже в Свердловской области: в 1987 году под Ревдой маньяк убил 13-летнего Олега Макаренкова. В материалах уголовного дела этот эпизод находится под номером 34.


На суде Чикатило даже признался, что Анатолий Иванович стал для него за время следствия «родным человеком».



Операция «Лесополоса»


Официально первое убийство советский потрошитель совершил в 1978 году. Жертвой стала девятилетняя ученица второго класса Елена Закотнова. Через год за это преступление расстреляли Александра Кравченко, а в 1990 году приговор отменили, так как убийство Леночки взял на себя Андрей Чикатило. Но Евсеев уверен, что убийцей был всё же Кравченко, и именно эта история стала толчком для ростовского маньяка.


— Андрей Романович был очень внушаемым. Кравченко убил Леночку в Шахтах около реки Грушевки. Неподалеку у Чикатило была мазанка, купленная втайне от жены. Он мог видеть следственный эксперимент, слышать подробности расправы. И в какой-то момент сам поверил, что девочку убил он,— рассказывает Анатолий Евсеев.


Андрей Чикатило зверски убил больше 50 человек


В пользу этой версии говорит и тот факт, что все детали убийств, которых было больше 50, Чикатило помнил наизусть. А в случае с Леночкой путался. Да и «техника» расправы, по словам ветерана МВД, отличалась.


— Чикатило выбивал ножом глаза жертвам. А у Лены были просто надрезы в области глаз. Чикатило бил ножом в грудную клетку, а у Закотновой ножевые ранения зафиксировали в области живота. Я считаю, что это убийство, приписанное вначале Кравченко, а позже — Чикатило, совершил первый. Но для Андрея Романовича это стало отправной точкой, — делится мужчина.


В сентябре 1981 года на левом берегу Дона нашли труп 17-летней проститутки Ларисы Ткаченко. Во рту были комки грязи, соски — откушены.


Затем меньше чем через год обнаружили труп 12-летней девочки, так же зверски убитой. Кровавая серия началась...


Ножи, которыми убивал маньяк, а также его личные вещи сейчас хранятся в музее 


В 1985 году на Дону объявили операцию под кодовым названием «Лесополоса», так как именно в лесах находили тела убитых. Лучшие сыщики страны, ведущие психиатры были брошены на розыск потрошителя.


— Я только вернулся из Москвы, куда был командирован в бригаду главного управления уголовного розыска СССР, и меня включили в следственную бригаду. Я работал с Виктором Бураковым (руководил поимкой Чикатило. — Прим. ред.) в одном кабинете. Тогда мы начали вести картотеку с данными лиц, которые могли совершать убийства. К концу следствия в ней было 146 тысяч карточек с информацией об онанистах, гомосексуалистах, педофилах, судимых за изнасилования и так далее, — рассказывает Анатолий Евсеев.


Чикатило рассказывает и показывает, как совершал последнее убийство 


Изначально у милиции было 12 версий, в том числе что к убийствам причастны разные подростки. А потом известный ростовский психиатр Александр Бухановский составил проспективный портрет Чикатило (одновременно и физиологический, и психологический портрет. — Прим. ред.).


— Я встретился с Бухановским, и он сказал: «Вы напрасно включили 12 версий. Уберите несовершеннолетних. Исключите онанистов и гомосексуалистов, ведь эти люди уже выбрали свой путь. Здесь совсем другое», — вспоминает встречу с Бухановским Евсеев.


В итоге вырисовался совершенно четкий портрет потрошителя: сексуальный маньяк. Вероятно, водитель или человек, который часто ездит в командировки, передвигается по железной дороге (часто трупы находили недалеко от железнодорожного полотна. — Прим. ред.).


В музее МВД также хранится удостоверение маньяка 


Заманили зверя в мешок


У следствия уже было представление о том, как передвигается убийца, где совершает преступления. И Евсеев предложил заманить зверя в мешок — поймать в удобном для милиции месте.


Несколько дней Анатолий по очереди с коллегами катался по железной дороге в сторону Шахт, Красного Сулина, Зверева. Сотрудники угрозыска искали места, похожие на те, где уже находили трупы.


Оперативникам нужны были малолюдные станции рядом с лесополосой. И вот такие места были выбраны. Туда, где ловить маньяка не собирались, следственная группа направила постовых, одетых по форме, — в их задачу входило разгуливать по перрону, привлекая к себе внимание и одновременно отпугивая убийцу.


Анатолий Евсеев в ростовском парке Авиаторов — на месте одного из убийств 


А на станции Лесхоз, примыкающей вплотную к посадке, дежурил одетый в гражданское Игорь Рыбаков. Именно он заметил в ноябре 1990 года странного пассажира. В то время как из лесополосы возвращались грибники с корзинами, мужчина с портфелем, расцарапанным ухом и забинтованным пальцем выглядел подозрительно. Это и был Чикатило. Он только что совершил свое последнее, 52-е убийство: жертвой стала 22-летняя Светлана Коростик.


— Она была больной, несчастной, неустроенной. Таких на пути маньяка встречалось немало, Светлана была не лучше других, но и не хуже. Кончик языка последней жертвы маньяк проглотил, соски — тоже. Остальное, что вырезал после смерти, выбросил. Присыпал труп землей и листьями. Резал ее складным ножом с розовой пластмассовой фигурной ручкой, — вспоминает Анатолий Иванович.


Больше Чикатило уже никого не убьет. С того момента за ним установили наблюдение, а вскоре задержали.


«Чикатило думал, что его арестовали за сутяжничество»


День, когда поймали убийцу, Анатолий помнит, словно это было вчера. Евсеев был в группе захвата. Задерживать убийцу решили в Новочеркасске, по месту его жительства.


— Перед арестом Чикатило сходил в поликлинику, так как был на больничном. Потом пошел через парк в кафе. В руках была авоська, а в ней — трехлитровый баллон с пивом. Одет был в коричневую куртку, серые брюки. Чикатило заглянул в кафе, а на выходе мы его «взяли» и повели к машине. Андрей Романович сказал лишь одно: «Я арестован?» Всю дорогу до Ростова он не сказал ни слова, — вспоминает Евсеев.


Очки с толстыми стеклами никак не вязались с образом кровавого маньяка


Примечательно, что у маньяка не мелькнуло даже мысли, что его задерживают за убийства. Потрошитель был уверен, что всё это — из-за постоянных жалоб на начальство.


— Чикатило на въезде в город сказал: «Не надо было ссориться с начальством». Он был сутяжником и склочником. Писал жалобы даже Горбачеву, — рассказывает Анатолий Иванович.


«Чикатило надо было не расстреливать, а изучать»


С этого дня вплоть до вынесения приговора Евсеев постоянно находился рядом с убийцей.


— Я был начальником конвоя. Мотался с Чикатило по всей стране на следственные эксперименты, а однажды даже ночевал с ним в камере — убийца боялся расправы и потребовал, чтобы я спал рядом с ним, — вспоминает ветеран МВД. — За это время всякое бывало. Иногда Чикатило шутил. Но был обидчив, чуть что — замыкался в себе и молчал. Как-то проезжали красивые места перед Мариуполем: озеро, а на берегу — хата. «Вот бы здесь жить и рыбу ловить», — сказал тогда Чикатило. У него спросили: «Так что же тебе мешало?» Всё. Он обиделся и ушел в себя.


А еще, по словам оперативника, маньяк был эрудированным, любил читать, особенно газеты. Также Чикатило отличался отменным аппетитом, не курил. Следил за здоровьем и боялся жену.


— Как-то на допросе речь зашла о том, что супруга сделала аборт. Как же он ругался, обзывал жену кобылой, — вспоминает Евсеев.


На суде Чикатило признается, что оперативник Евсеев стал ему родным 


14 февраля 1994 года в 20:00 Чикатило расстреляли. Маньяк до последнего не верил, что его казнят. Умирать он не хотел.


Анатолий Евсеев признается, что во время общения с Чикатило «в груди частенько клокотало всё от ярости». Но милиционер никогда не давал волю эмоциям.


— Но всё же я считаю, что не надо было расстреливать Чикатило. Надо было изучить его болезнь более глубоко, — подытожил Анатолий Евсеев.