Римма Леонидовна и Виктор Васильевич продолжают обустраивать свой дом

Четыре года назад наши читатели помогли в беде Виктору Васильевичу Южакову и его супруге Римме Леонидовне. Оба пенсионеры, а Виктор Васильевич к тому же инвалид — у него ампутированы обе ноги. В 2014 году их выгнали из дома, в котором они прожили семь лет.


Этот дом им обещал продать сосед за 100 тысяч рублей, а сделку договорились оформить потом, поскольку в доме жила несовершеннолетняя дочь хозяина. Но позже повзрослевшая девушка предъявила свои права на дом и заломила цену, неподъемную для пенсионеров: почти под миллион. Уральцы, узнав эту историю, собрали деньги и купили им новый дом.


Спустя четыре года мы снова приехали в деревню Осиновка. Докладываем нашим читателям: этим людям вы помогли не зря, ваш подарок они обустраивают и украшают. 


Полянка перед домом пенсионеров ухоженная. Виктор как единственный мужчина косит сам


У Виктора Васильевича перед домом аккуратно скошена трава, не у каждого соседа рядом можно такое увидеть. Он встречает нас перед домом с газонокосилкой. На траве табурет с ведром опят — набрали с женой рано утром и выставили на продажу.


Римма Леонидовна в это время вежливо пытается отвязаться по телефону от клерка из банка, который упорно навязывает кредит. В это время возле дома останавливается машина, захотели купить опят. Римма Леонидовна, наконец попрощавшись с банковским работником, идёт к покупателям. Продала пятилитровое ведро грибов за 600 рублей.


Почти каждое утро они выезжают за грибами


Благодаря грибам и ягодам они собрали внуков в школу


Тема кредитов для Виктора Васильевича и Риммы Леонидовны болезненная, как они сами говорят, с «2005 года на этих кредитах». Видимо, поэтому их номера телефонов в базах банков. По их словам, платят-то они всегда аккуратно и честно.


— С нормальными предложениями-то уже и не звонят. Да и вообще дают нам сейчас плохо. Только под огромные проценты, — говорит Римма Леонидовна. — Виктору вон отказывают: «Вам 70 лет же». Он обижается: «В 70 лет не человек я, что ли».


Кредиты пенсионеры брали на новую крышу, на холодильник, на мебель, на стиральную машину и на телевизор дочери (она с внучками живет в Новоуральске).


— Вот жду не дождусь, полгода осталось, расплачусь с кредитом. У Вити ещё два года за крышу (кредит) платить. Брали 160 — с процентами 280 должны, — рассказала пенсионерка. — Платили-платили год, потом чуть не заплакали, увидев, что всё ещё проценты платим. Хорошо, знакомая из другого банка помогла, сделали рефинансирование, теперь меньше должны.


Наконец с больной темой закончили. Римма Леонидовна показывает нам дом. За помощь они очень благодарны читателям E1.RU:


— Напишите ещё раз спасибо. Покажите, что следим за домом, не запил никто.


В комнатах всё идеально чисто. На полках — новые поделки, оригами, на стенах картины — вышивки крестиком. В огороде тоже порядок, убранные грядки, осенние цветы и большая клумба с подсолнухами.


Вот так обустроили пенсионеры свой дом


Навели порядок в огороде


Завели кур


Украшение осеннего огорода — подсолнухи


Виноград, который мечтал высадить Виктор Васильевич, на этой каменистой почве так и не прижился. Сейчас на огороде никакой экзотики, только «нужные» посадки: картошка, морковка, свёкла, капуста. Но он до сих пор не расстался со своими мечтами о райском саде с виноградом и черешней. Ему как инвалиду положен земельный участок. Ждёт уже много лет своей очереди. Продолжает писать разные письма чиновникам, грозит пожаловаться Путину.


Кроме положенной земли, просит помочь с ремонтом дома, его надо утеплять, зимой очень холодно, веранда покосилась. Сил сделать своими руками у пенсионера нет. Ему отвечают: «На это средств в бюджете не предусмотрено». По закону они правы, дом — это частная собственность, на капремонт деревенские не сдают, надо выкручиваться самим.


Ремонт протекающей, покосившейся веранды пенсионерам пока не осилить. В новые кредиты пока не лезут


— Путин что по телевизору говорит? Надо поддерживать инвалидов! А они пишут нет средств! — недоумевает Виктор Васильевич.


Атакуя власти бумагами, безногий Виктор Васильевич не бездельничает, ожидая пока ему помогут. Ворчит на чиновников, но при этом вкалывает не меньше, чем двуногий. Сами с женой достроили баню из сруба, за лето посадили и накопали 16 вёдер картошки со своего крохотного участка. Набрали вместе с внуками за лето ягод и грибов на 40 тысяч рублей, эти деньги пригодились, чтобы собрать ребят в школу. 


Виктор Васильевич всё пишет и пишет послания чиновникам, он почти собрал библиотеку из разных законов


О внуках, 14-летней Ане и 11-летнем Коле, пенсионеры рассказывают с удовольствием. В деревню ребята приезжают на все лето. Аня — их гордость и надежда. Учится хорошо, хочет быть врачом, рисует, участвует в выставках. 


Анюта и Коля — внуками Римма и Виктор гордятся


— И Коля начал в учёбе выправляться, пятёрки появились, — рассказывает Римма Леонидовна. — Вообще они нормальные, добрые ребята.


— Не жадные, — добавляет Виктор Васильевич.


— Да, Анютка мне каждый день рождения подарки дарит из своих «ягодных» денег, — хвалит внучку Римма. — В этот раз сумочку мне купила. Она вообще сама себя полностью к школе одела. Мы, как её ягоды продадим, ей сразу деньги отдаём. Она их откладывает. А вот Коля совсем не ягодник, бегает по лесу, сучки сшибает. Горсточку наберёт, кинет. Потом просит: «Баба, а где мои деньги с продажи». Ну дед кричит: «Дай ему сто-двести рублей». Он себе в сумочку положит, не тратит на безделушки. Потом вместе едем их одевать к школе.


Римма Леонидовна и Виктор Васильевич давно пенсионеры, но о пенсионной реформе всё равно знают.


— Я смотрю телевизор и удивляюсь, все уверяют, что хорошо живут и всё нормально, — говорит Римма Леонидовна. — Тут на «Поле чудес» одну участницу спрашивают: «А какая у вас зарплата». А она: «Семь тысяч». Её спрашивает ведущий: «В день?» (видимо, в шутку). Узнаёт, что в месяц, начинает «ахать»: «И как же вы живёте». А участница: «Да хорошо живу». Вот и получайте такие законы и пенсии, раз хорошо живёте.


Новости тут узнают не из интернета, а по телевизору


Виктор Васильевич удивился, когда узнал, что Ройзман больше не мэр Екатеринбурга. Он как раз собирался к нему на приём


Новости в интернете они не читают — компьютер отдали внукам. Для Виктора Васильевича стало неожиданностью, что Ройзман больше не мэр Екатеринбурга. Никто у них в деревне против пенсионной реформы не протестовал, на митинги не ездил.


Сами Южаковы к президенту относятся с уважением, считая, что причина всех несправедливостей — чиновники в регионах.


— Конечно, все не без греха, и у него недостатки есть. — рассуждает пенсионер — Главное, чтобы войны не было. Мир хрупкий у нас. 


Они рассказывают, что работа в Осиновке есть только в двух крохотных магазинах и на пилораме. Женщины, у кого есть силы, тоже идут на тяжёлую работу. Те, кто помоложе, как, например, соседка Южаковых, покупают машины и ездят работать в Невьянск. Но соседке 26 лет, у неё есть силы и здоровье работать поваром и управлять машиной.


— Повезло, что мы успели на пенсию, — говорит Римма Леонидовна. — Я не знаю, где бы я могла тут работать. Ягоды и грибы — это временный заработок.


Римма Леонидовна переживает, что перестали приглашать на конкурсы с её поделками


Картины крестиком — новое увлечение Риммы Леонидовны


Огородные заботы не отбили желание Риммы Леонидовны делать красивые вещи


Пенсия у Риммы Леонидовны 7 тысяч, она работала в торговле, потом была завхозом на турбазе. Спасает, что Виктор Васильевич получает 22 тысячи как инвалид. Для деревни на двоих неплохие деньги — тут нет диких счетов за коммуналку и свой огород. Но всё уходит на помощь дочери и внукам.


— А так я бы, может, даже и на море съездила, как с кредитами расплатилась, — мечтает Римма Леонидовна. — Никогда моря не видела, я только в Москве была и в Питере.


Урожай с огорода кормит их и внуков весь год


— А мне никуда на моря не надо, я всю Россию объехал, когда был шофёром. В Германии был, в Польше был, — говорит Виктор Васильевич. — Я бы машину купил, УАЗ «Patriot» с кузовом. Землю возить на огород, опилки. Потом урожай внукам.


Мы называли Виктора «безногим таксистом» — иногда он таксовал на своей «девятке», развозил соседей до города. Теперь не таксует, в маленькой деревне клиентов нет. «Девятка», купленная в кредит, за сто пять тысяч, постоянно требует денег — на ремонт. Весной на ней врезались в кабана, который выскочил на дорогу из-за сугробов. Кабан оклемался убежал, а машина была вся разворочена. Но продать «девятку» нельзя, без неё в Осиновке как на необитаемом острове…