У хирурга Льва Кардапольцева 69-летняя пенсионерка с тремя пороками — самый сложный пациент

Лет пять-шесть назад Любовь Алексеевну было бы не спасти — врачи не взялись бы оперировать 69-летнюю женщину с тремя пороками сердца. Она бы просто не перенесла открытой операции на сердце.


Любовь Алексеевна живет в поселке Азанка в Тавдинском районе. Она поступила в больницу в тяжелом состоянии, с тремя пороками сердца: атеросклероз коронарных артерий, гипертрофия миокарда и склеротический порок аортального клапана.


— Такой сложный пациент впервые, — рассказывает хирург, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения ОКБ № 1 Лев Кардапольцев. — Возраст, три порока сердца. Мы предупредили женщину об очень большом риске. Но она была согласна на все. Ей очень тяжело было в последнее время: одышка, отеки. Жаловалась: «Даже кашу сварить не могу, я вам доверяю, все равно так жить дальше не могу».


Поскольку открытую операцию пациентка вряд ли бы перенесла, Любовь Алексеевну оперировали с помощью эндоваскулярной хирургии. Это современные хирургические методы, все вмешательства проводятся без разрезов, через небольшие проколы на коже под рентгеновским контролем.


Любовь Алексеевне нужно было имплантировать новый аортальный клапан. По объему клапан-имплант достаточно крупный — чуть больше пробки из-под шампанского. Для далеких от медицины людей кажется чудом, что такой вот клапан возможно ввести через бедренную артерию, через маленький прокол на бедре. Клапан сделан из сплавов никеля, кобальта и титана, точный состав производители держат в секрете. Клапан, кстати, выглядит достаточно просто, но на деле это очень сложное техническое устройство.


Вот так выглядит клапан. Через монитор медики контролируют, как это устройство проходит по артерии к сердцу


— У клапана есть створки, внешне они похожи на юбочку, — продолжает хирург. — Эти створки шьются вручную из бычьего перикарда (околосердечная сумка, в которой размещаются сердце и околосердечные сосуды. — Прим. ред.). Это не простые быки. Их специально выращивают для этих целей на фермах Европы в стерильных условиях, кормят стерильными помидорами.


Хирурги вводят клапан в бедренную артерию в сложенном состоянии, он в диаметре не больше шариковой ручки. В операционной бригаде было два хирурга.


— Введение клапана — это тоже ювелирная работа, — говорит Лев Владимирович. — Хирургу Игорю Валерьевичу Лагутенко нужно было аккуратно раскрыть артерию, чтобы ни капельки крови не пролилось.


Екатеринбург — четвертый город в России, который начал использовать такие технологии


Клапан в сжатом состоянии идет по артерии к сердцу. Потом автоматически раскрывается. Мы описали данную операцию простыми словами, но на деле это очень виртуозный процесс. Сама операция длилась около трех часов. Сейчас успешно прооперированная пенсионерка находится в реанимации, под контролем врачей-реаниматологов. Хотя состояние ее хорошее, но по правилам первое время после операции нужен контроль реаниматологов.


Сам имплант не ржавеет, не гниет, не окисляется в организме. По-научному это значит, что материал биологически инертен. Стоит устройство около 1,5 миллиона рублей. Для пациентов это бесплатно.


— И мы такие операции делаем не ВИП-персонам, а обычным людям, например, этой уральской бабушке из села в Тавдинском районе, — говорит врач. — Кстати, прибор рассчитан примерно на 10 лет. Если Любовь Алексеевна приедет к нам в 80 лет, поставим новый клапан. И в 90 лет приедет — поставим! Мы на прошлой неделе оперировали 92-летнюю пациентку.


Екатеринбург — четвертый город в России, который начал использовать такие технологии. Сейчас кроме нашего города такие операции делают в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Красноярске. В планах у наших хирургов делать такие операции без общего наркоза, пациент будет в сознании под местным наркозом.