Тимур и Екатерина Абдуллаевы разработали новый проект зоопарка для Екатеринбурга 

Если суперзоопарк на Россельбане действительно когда-нибудь будет построен, бывший главный архитектор города Тимур Абдуллаев даже без официальной должности еще долго будет считаться главным архитектором Екатеринбурга. Ведь именно его бюро разработало глобальный проект, который собирается реализовать «Синара-Девелопмент». Е1.RU пришел в гости к Тимуру и его супруге Екатерине, чтобы узнать, как будут жить звери в новом зоопарке, как сочетается архитектура и жизнь природы и как екатеринбургские архитекторы, впервые получившие такое необычное задание, с ним справились. 


Е1.RU: Сколько времени вы уже занимаетесь этим проектом?


Тимур Абдуллаев: Исследовательская работа в компании In.Form началась два года назад. Этим занималась моя супруга Екатерина — я в то время еще работал в администрации. Была создана рабочая группа, в которую входили замглавы администрации Екатеринбурга Сергей Тушин, зоолог Светлана Поленц (бывший директор Екатеринбургского зоопарка. — Прим. ред.), представители «Синара-Девелопмент». Алексей Смирнов (коммерческий директор «Синара-Девелопмент». — Прим. ред.) очень плотно занимался этим проектом. Входил в группу Сергей Федяков (директор кинотеатра «Салют». — Прим. ред.) Был намечен план посещений зоопарков для ознакомления с передовым европейским опытом. В частности, члены рабочей группы посетили зоопарки Ганновера, Берлина, Дрездена, Магдебурга, Лейпцига и Праги.


Так выглядит эскиз первой очереди зоопарка в Екатеринбурге 


Т. А.: Причем смотрели на все не просто глазами туриста, а изнутри — как с инженерной точки зрения все функционирует, как содержатся животные, как за ними ухаживают. Ведь зоопарк — это не столько архитектурный объект, сколько природно-ландшафтный комплекс, который может существовать и функционировать в рамках города.


Е1.RU: И как эту информацию получали?


Т. А.: Каждый вид животных требует определенных условий содержания, и есть специалисты, которые курируют этот вид и дают рекомендации. Чтобы грамотно с этим разобраться, придется обобщить огромное количество информации.


Е1.RU: Как это физически происходило? Вы, условно говоря, звонили в Московский зоопарк и просили с вами поговорить специалиста по жирафам?


Т. А.: Примерно так и происходило, за тем исключением, что это был не Московский зоопарк, а например Берлинский. Представители зоопарков встречали членов рабочей группы и рассказывали об условиях содержания отдельных видов. Например, тропический павильон — это, по сути, воссозданный элемент тропиков, и это обеспечивают сложные инженерные системы. То, что видит посетитель, — это как вершина айсберга. Есть много того, чего мы не видим, но архитектор должен все это проанализировать и заложить эти возможности в проектные решения.


Тимур Абдуллаев говорит, что работа над проектом нового зоопарка началась два года назад 


Е1.RU: Можно оценить, сколько пришлось получить информации, например, в лекционных часах?


Т. А.: А мы эти часы до сих пор слушаем. После исследования, изучения и поездок был еще целый год работы — когда было проанализировано огромное количество аналогов, проектировщики обобщали опыт и пытались вычленить то, что приемлемо для нас. Екатеринбург — это определенная климатическая зона: что уместно в Испании, в таком же виде на Урале происходить не будет. Но все равно и в Испании можно встретить интересные решения, которые можно применить.


Е1.RU: В чем плюсы и минусы площадки на Россельбане, где хотят разместить зоопарк?


Т. А.: Главный плюс этого места — это наличие там места как такового. Современные зоопарки территориально достаточно большие, потому что согласно современным принципам экспонирования человек как бы приходит в мир животных: они, в свою очередь, находятся в естественной среде обитания. Чтобы создать ландшафт, приближенный к такой среде, нужна территория, и в центре города из-за стесненных условий сделать это сложно. А эта площадка для зоопарка достаточно большая, и плюс в том, что можно все свободно и правильно спланировать.


Новый зоопарк расположится на Кольцовском тракте — сразу за «Екатеринбург-Экспо» 


Е1.RU: А то, что там болото, как-то учитывается? Вы там не гуляли пешком?


Т. А.: Пешком по болоту не гуляли, но с квадрокоптера снимали. А вопрос инженерной подготовки этой территории актуален не только для зоопарка, но и для всего района Новокольцовского. Вопросы есть, обводненность присутствует, уровень воды большой, и в проекте планировки, который сделали для всего района, заложены необходимые инженерные мероприятия.


Е1.RU: Какие животные показались самыми сложными в плане содержания или чем-то удивили вас?


Екатерина Абдуллаева: Очень интересны, например, всепогодные вольеры медведей и крупных кошачьих. Эти экспозиции отделены по периметру от посетителей широким и достаточно глубоким «сухим» рвом. Такой современный способ естественной преграды — когда животные находятся на «острове» — позволяет свободно наблюдать за большими хищниками в естественной для них среде. При этом и звери, и посетители остаются на безопасном расстоянии друг от друга. 


Бенгальские тигры как будто рядом, но на самом деле они на «острове», который отгорожен от зрителя очень глубоким рвом 


Т. А.: Один из основных факторов, которые определяют устройство зоопарка, — как отделяются животные друг от друга: какие существуют системы безопасности и какие естественные преграды существуют для разных видов. Кто-то боится воды — можно сделать водную преграду, и этого будет достаточно. Кого-то нужно экспонировать только через стекло, потому что для них даже сетка — плохое ограждение. А для кого-то это ров, из которого животные, если что, просто не смогут выбраться.


Е. А.: Для жирафов и зебр ограждением является каменистая преграда. Это выглядит очень естественно и не создает помех для осмотра. Кажется, что жирафы и зебры гуляют рядом с тобой — и при этом на одной площадке. Но на самом деле между ними — каменистая насыпь с кустарником, которая позволяет изолировать друг от друга разные виды животных.


Е1.RU: Получается, визуально вообще незаметно, что животных что-то ограничивает и разделяет, все как в саванне?


Е. А.: Да, преграда невысокая, где-то по колено. Такая же преграда была у носорогов в немецком зоопарке. Я подошла к ним достаточно близко, и вдруг на меня побежал такой толстенький, крупненький носорожек! Это, честно говоря, даже испугало: вы стоите, а он несется на вас. Но только закончился его выгул, — то есть зеленая трава, где он гулял, — и начались эти крупные камушки, он остановился.


Зебры, жирафы и их соседи по саванне как будто гуляют по одному полю, но на самом деле это не так — они не смогут друг к другу пробраться, напугать или случайно травмировать другое животное 


Т. А.: Так и достигается «вау-эффект»: казалось бы, вот оно, рядом, но это безопасно. И на этом принципе построено очень-очень многое.


Е. А.: Забавные истории происходят, когда к крупным кошкам, например тиграм, подходят маленькие дети. Эти кошки бывают очень игривыми — когда они проснутся и, видимо, когда их покормят. А маленькие дети приставляют к стеклу ладошки, и тигры начинают играть с ребенком. Дети не боятся. А взрослые, честно говоря, отскакивают. Мы это наблюдали, когда ездили изучать европейские зоопарки. И в проекте мы многое учли.


По словам Екатерины Абдуллаевой, в новом зоопарке гладить животных будет нельзя, но можно будет увидеть их совсем рядом


Т. А.: Это не просто проектирование архитектурного объекта, тут есть много вещей, связанных даже с акустической изоляцией. Есть правила, по которым некоторые виды животных нельзя размещать друг напротив друга — если они в природе естественные враги. Они начинают испытывать стресс. Например, нельзя размещать рядом львов и антилоп. Тревожить может даже направление ветра — с кого на кого дует.


Е. А.: Стрессовым фактором могут быть не только животные, но и сами посетители.


Т. А.: Кроме того, существуют разные способы экспонирования. На некоторых животных смотрят «через воду». Например, белые медведи. В нынешнем зоопарке мы привыкли смотреть на них сверху. Но на них очень интересно смотреть из-под воды, и в зоопарках очень часто делается понижение рельефа, чтобы бассейн зритель видел через стекло. Интересно наблюдать, как плавают медведи под водой. И у нас есть такие решения.


Можно посмотреть, как плавают белые медведи — и не только сверху 


Е. А.: Одним из основных принципов проектирования и экспонирования животных является возможность осмотреть каждый вольер из нескольких точек. Можно наблюдать за животными с привычного ракурса — или поднявшись на мостик, или напротив, спустившись на другой уровень, посмотреть на некоторых под водой. Кроме случаев, когда животных нельзя рассматривать сзади, если они слишком пугливы. Но в основном должно быть несколько обзорных точек. Это интересно, и это делает планировку зоопарка более сложной.


Е1.RU: А могут быть у нас такие вещи, которые даже в современных зоопарках встречаются нечасто — как, например, плавающий слон или тигр? В естественной среде для них это не очень типично, но плавать они умеют, смотрится это эффектно, люди специально приходят на такие шоу.


Т. А.: Сейчас в зоопарках много делается того, чтобы привлечь посетителей не только самой экспозицией, но и дополнительными активностями: и контактные зоопарки, когда к некоторым животным можно заходить в вольеры, и зоны амфитеатров, где проходят представления с животными, и детские игровые зоны, и прокат всевозможного оборудования.


Так выглядит амфитеатр в зоопарке 


Е. А.: Для некоторых видов допустимо, что человек к животным может подойти совсем близко — например, маленькие кенгуру, они рядом бегают, подходят иногда вплотную, хотя они тоже пугливые. В нашем зоопарке через их вольер пройдет смотровая дорожка.


Е1.RU: И погладить их можно будет?


Е. А.: Нет, гладить животных, прикасаться к ним не разрешают, но увидеть зверька совсем рядом — вполне. Так же, как, например, с лемурами. Они садятся на плечи к людям, они могут тебя потрогать, но ты их — нет.


Т. А.: Или люди заходят в авиарий, где запроектирована система двойных тамбуров. Люди заходят через тамбуры, плотно закрывают за собой дверь — и оказываются внутри птичника, и птица может подлететь к человеку.


Е. А.: Но птицы на человека при этом не садятся. Делается так, что посетитель стоит под небольшим навесом, а у птиц есть особенность: они не залетают в темные помещения. Птицы парят в воздухе, а человек стоит под навесом — это тоже работа естественной преграды.


Е1.RU: Мы пытались посчитать, какую территорию займет зоопарк в финальном варианте. То получалось 35, то 55 гектаров.


Т. А.: Первая очередь — порядка 21 гектара, причем 15 — сама экспозиция зоопарка, остальное — вспомогательные и технические площади и парковки. Есть вторая очередь зоопарка, с ней его общая площадь составит более 30 гектаров. И есть третья очередь — научно-технический парк. Это еще 19 гектаров. Всего более 50 га.


Первая очередь зоопарка займет 21 гектар 


Е1.RU: А какой зоопарк оказался наиболее полезным в плане опыта? 


Т. А.: Несмотря на то, что было обобщено много разных аналогов, ни один из них напрямую не взят, потому что новый Екатеринбургский зоопарк — всесезонный. Одна из основных идей в том, чтобы из-за не совсем мягкого климата была возможность комфортно осмотреть всех животных и в холодное время года. Так, зайдя через центральный вход и пройдя по периметру внутренней галереи, можно осмотреть всех животных, которые зимой находятся в зимних вольерах, а летом выходят на летние выгулы. То есть летом зоопарк рассматривают как бы снаружи, а зимой — изнутри, он «двухконтурный».


Е. А.: Есть территории, которые осматриваются всегда, в любую погоду, поскольку некоторые животные не нуждаются в теплых вольерах.


Т. А.: Это такие виды, как белый медведь: для них в принципе теплых павильонов не бывает.


Е. А.: Или такие животные, как лоси или зайцы.


Чтобы сделать картинку первой очереди зоопарка еще более живой, мы по материалам In.Form cоставили схему, где и какие виды животных будут гулять: для кого построят «каменные палатки», кого накроют сеткой, а кому сделают личный пруд 


И чтобы можно было поразглядывать пейзаж подробнее — просто эскиз 


Е1.RU: Что увидит человек, который впервые заходит в зоопарк? 


Т. А.: Вы же слышали прогнозные цифры посещаемости зоопарка? Его расчетная посещаемость — около 3 миллионов посетителей в год. Поэтому у входа будет достаточно широкая площадь, чтобы вместить количество людей в пиковое время — в выходные и праздники, — это большое общественное пространство. Начинается зоопарк с большого благоустроенного сквера. На территорию посетители попадают через центральное сервисное здание, в котором сосредоточены основные функции: система контроля доступа, общие фуд-корты и гардеробы, детские игровые зоны.


Но зоопарк — это еще и научно-развлекательный центр, поэтому там расположено несколько универсальных залов — для конференций, научно-практических мероприятий. Кроме того, в комплексе есть биоцентр, где для школьников будут проводить занятия по биологии, природоведению, и они смогут тут проводить эксперименты, ставить опыты. Он привнесет в зоопарк и образовательную функцию.


Е1.RU: Научно-образовательный центр сразу в первой очереди будет? Не в третьей?


Т. А.: Нет, третья очередь — это научно-технический парк, он будет посвящен технике, а это именно биоцентр.


Е. А.: Также внутри сервисного здания будет небольшой контактный зоопарк, чтобы дети могли познакомиться с домашними или ручными животными, например, кроликами, курами или пони.


Благоустройство главного входа 


Т. А.: Первые вольеры, которые мы видим, идя от входа — это вольеры с японскими макаками. Эти обезьяны достаточно безобидны, и серьезная водная преграда для них — барьер. По всему зоопарку течет река, которая где-то просто элемент ландшафта, а где-то природное ограждение. И для макак это преграда: достаточно того, что от людей их отделяет водоем.


Е. А.: Вообще, ширина всех ограждений нормируется европейским сводом правил, где все учтено.


Т. А.:  Вспомнить тех же тигров: людям кажется, что они рядом, но на самом деле перед ограждением есть довольно глубокий ров. Тигры плавать умеют, так что он без воды, а смысл в том, что они просто не могут через него перебраться. Если вы вспомните нынешний зоопарк, то из-за недостатка места там просто металлический забор, и все сидят за решеткой. А в современных зоопарках решеток в принципе нет. Дальше — некоторые виды обезьян, которые чересчур проворны. Их вольеры ограждены очень тонкой, но прочной сеткой-струной.


Е1.RU: Из чего делают сетку для зоопарков? 


Е. А.: Это металлическая сетка. Важно помнить, что в зоопарках находятся дикие животные, а не домашние кошки.


Т. А. Но у этой сетки очень мелкая ячейка, так что она не привлекает к себе слишком много внимания.


Е1.RU: А что собой представляет свод правил по организации зоопарков?


Е. А.: Таких СНиПов, как по строительству зданий, по зоопаркам не существует. Но существуют наработанные материалы-рекомендации европейских специалистов, книги, которыми мы пользовались. Дело в том, что у многих видов животных в Европе есть кураторы, и если мы отвели этим видам недостаточную территорию, создали неправильные условия, то между европейскими зоопарками и нашим не будет обмена животными.


Т. А.: Да, сейчас новых животных в зоопарки чаще всего запрашивают по обмену в других зоопарках, в природе практически не отлавливают — в плохих условиях их просто не разрешат содержать — и всё. А в существующем зоопарке Екатеринбурга эти новые требования сейчас, к сожалению, уже сложно выполнить. 


Е1.RU: Для детей, кроме контактного зоопарка, какие-то особые вещи предусматриваются?


Т. А.: Детских активностей мы заложили очень много — катание на пони, детские мини-конюшни, зоны отдыха и специальные кафе, в которых можно пообедать, параллельно наблюдая за вольерами. Это новые истории, которых в зоопарке не было. Есть совершенно безопасные животные — такие, например, как пингвины. Люди к ним подходят почти вплотную. Также за ними интересно наблюдать под водой. К ограждению идет естественное понижение рельефа, и пингвины плавают в своем вольере. 



Т. А.: Зону летнего кафе любопытно было бы развернуть к жирафнику. Живописные жирафы — это тоже то, чего сейчас нет в нашем зоопарке, потому что у них довольно сложные условия содержания. Жирафник — это всегда отдельное крупное здание, довольно высокое, в нем свои конструктивные особенности, и не все могут позволить себе такое — это всегда дорого, жирафы есть не во всех зоопарках.


Е1.RU: Сколько жирафов будет в нашем жирафнике?


Т. А.: Согласно техническому заданию — три. В нем очень четко прописано, сколько каких животных планируется содержать.


Е1.RU: И сразу хочется спросить: сколько слонов?


Т. А.: Слоновника в первой очереди не предусмотрено. Он будет во второй очереди.


Е. А.: Слоновник — это очень дорогой и конструктивно сложный объект. Во всех зоопарках он обычно строится отдельно.


Тропический павильон — первый павильон, который гость посещает в зоопарке. Он сразу оказывается в другом мире 


Т. А.: Осмотр зоопарка начинается с тропического павильона. Если мы приходим сюда в холодное время, то мы сразу проходим насквозь через зону субтропиков. Мы попадаем в оранжерею, где внутри вода и искусственный рельеф, настоящие большемерные растения, где в естественной среде живут тропические виды животных — и люди проходят через природную среду. А дальше посетители идут уже на просмотр остальной экспозиции в теплую галерею всесезонного павильона.


Е1.RU: А львятник в первой очереди будет? И другие крупные животные, наиболее эффектные для показов — носороги и бегемоты?


Т. А.: Да, в первой очереди. Будут и носороги, и бегемоты.


Е1.RU: Медвежий вольер выглядит интересно, он похож на гору, которая как бы разделена лучами на отдельные площадки. Там разные виды будут жить?


Е. А.: Да, например, бурые медведи, гималайские медведи.


Т. А.: Это животные, которые в нашем климате могут содержаться в открытых условиях. Их вольеры — это небольшая возвышенность, которая разделена хребтами на сегменты между разными видами животных.


Е. А.: На общем генплане зоопарка указан каждый вид животных. Рядом, например, находится семейство кошачьих, отделенное от зрителей сухими рвами — человек ходит как бы вокруг «островка» и может осмотреть животных со всех сторон. Кроме того, и на медведей, и на больших кошек можно взглянуть со смотровой площадки.



Е1.RU: Но если зоопарк должен строиться по континентальному принципу, то, получается, фауна каких континентов будет сначала, а какая — потом, во второй очереди?


Т. А.: Вообще, логика такова, что если сначала реализуется первая очередь, то в ней должны разместиться все животные — за небольшими исключениями. А когда появится вторая очередь, то в перспективе часть животных переместится.


Е. А.: На нынешнем месте останется евразийская, африканская и австралийская часть зоопарка, а во второй очереди, допустим, будут Северная и Южная Америка.


Т. А.: Детально это пока не разработано, вопрос отложен. Строительство зоопарка — это большие инвестиции, и замахиваться на все сразу достаточно сложно.


Е1.RU: Необычная архитектура у зоопарка: такие светлые, воздушные здания, если смотреть сверху. Почему выбрали именно такую?


Т. А.: Архитектурным объектом в полном смысле этого слова можно считать только входной павильон. Как здание и как архитектурная доминанта воспринимается тропический павильон высотой 30 метров, который мы видим сразу у главного входа. Но далее акценты делаются не на зданиях, а на ландшафте и благоустройстве.


Это карта зданий зоопарка, а также других важных зон


Входной павильон — это фактически единственное здание, которое является просто зданием. Все остальное — это синтез архитектуры, инженерии и живой природы 


Т. А.: Например, мы видим детский маугли-парк, вольеры для белых медведей, событийную площадку амфитеатра, авиарий — и видим сам большой павильон, где находятся все животные, который отчасти сам является ландшафтом. Но он интегрирован в рельеф, у него и фасад-то не везде есть, он где-то в скалу превращается, где-то в холм.


Е. А.: Гуляя по зоопарку как посетители, мы должны видеть минимум зданий, они вообще не должны восприниматься. Ведь в зоологическом парке самое главное — это животные и природа.