Четыре года назад Владимир открыл свой бар в Праге

Уехать из страны и начать свой бизнес где-нибудь в Праге — а почему бы и нет? Недавно курганский портал 45.ru написал историю про программистов Руслана и Ольгу, которые открыли свою пивоварню, и оказалось, что чешский пивной мир захватили не только курганцы, но и екатеринбуржцы. Владимиру Касторному 29 лет, он родился и вырос в Екатеринбурге, но после школы рванул в неизвестную ему страну, уже 11 лет живёт в Праге и ведёт свой бизнес.


Четыре года назад Владимир открыл свой бар с крафтовым пивом, тогда это было ещё новое течение — и бизнес начал набирать обороты. Дома Владимир не был уже пять лет, но в этом году собирается приехать, хотя выражение «у нас» для него уже значит «у нас в Праге», а не «у нас в Екатеринбурге». В разговоре молодой человек иногда переходит на чешский язык, но останавливается и начинает вспоминать, как это слово будет по-русски.


— Я мечтатель, но часто мои мечты разбиваются о суровый быт. Я поступил в УрГПУ, но почему-то не пошло, может быть, я был лентяем. Потом мой хороший друг собрался в Чехию, и я решил вместе с ним поехать, в итоге я уехал, а он нет. Екатеринбург я люблю и рад, что здесь родился, но по нему не скучаю, а скучаю по людям.


Его чешская пивная история началась со знакомства с уральским пивоваром.


— Я ходил и Руслану (программист из Кургана, который открыл свой бар. — Прим. ред.) в рот заглядывал, когда он только открылся. Его пивной магазин как раз в том доме, где я жил (в Праге). Точнее, когда я там жил, то там была мясная лавка, а потом я съехал, как-то проходил мимо и увидел, что вместо лавки открылся магазин крафтового пива. Тогда я познакомился с Русланом — он оказался из Кургана. Потом я приходил на открытие их бара и решил, что мне срочно нужно искать помещение и открываться. Но сразу помещение не нашлось, только через 9 месяцев мы открылись на Намести Миру — это Прага-2 в районе Винограды. Удивительно, но получается, что уральская мафия держит в Праге крафтовый бизнес (Смеётся.).


Двухэтажный бар на 70 посадочных мест. Окна бара Владимира выходят на храм Святой Людмилы


В Чехию молодой человек рванул после школы. До того, как открыть бар, искал себя, работал в маленьких компаниях, говорит, благо здесь это позволительно — в Праге размеренный темп и у города, и у людей


Когда Владимир открывал бар, то сразу хотел, чтобы у него в заведении было много сортов пива местных пивоварен, и отметал предложения крупных поставщиков. По его словам, маленьким семейным пивоварням было очень тяжело тягаться с крупными компаниями, и они жаловались, что у них нет точек сбыта в столице.


— Здесь бум крафтового пива случился чуть позже, чем во всём мире. Помните, когда была история в 2012 году по поводу конца света, то чехи шутили про себя, что скоро подорожает недвижимость из-за того, что весь мир переедет жить в Чехию. Ведь конец света, как и всё остальное в Чехии, начнётся на два года позже, чем во всём мире. Вот и с крафтовым пивом случилось то же самое, мы вовремя подхватили волну.


В баре 21 кран чешского крафтового пива


— Сейчас мы с новым партнёром строим новые рестораны. Один будет с чешской кухней с более известными сортами пива, а второй будет итальянский. Открываться думаем через месяц.


— Независимо от страны, чтобы открыть своё дело, нужны деньги, вы брали кредиты или копили? 


— У меня были инвесторы, заинтересованные в пассивном доходе — знакомый русский, который предложил попробовать. Если есть хорошая идея, а 4 года назад открыть бар с крафтовым пивом было хорошей идеей, то много денег не надо на свой бизнес. Я знаю больше тех людей, которые приехали и открыли здесь свой маленький бизнес — лавочку, кто-то мыло варит, юридические услуги, чем тех, которые приехали и пошли на работу — это сложнее. Здесь бизнес поддерживается государством, например, получить лицензию на торговлю алкоголем — это дело двух дней.


— Сколько денег нужно, чтобы открыть свой бар в Праге?


— Я как на интервью у Дудя, только не спрашивайте, сколько я зарабатываю! На самом деле всё зависит от опыта, и очень важно, какие у тебя поставщики. Есть люди, которые открывают ресторан и тратят на кухню 7 миллионов крон (1 чешская крона составляет 3 рубля 7 копеек. — Прим. ред.), а есть те, кто знает поставщиков, как и когда заказывать, они на ту же кухню тратят 1,5 миллиона крон.


Если говорить о маленьком баре, если ты не покупаешь помещение, а арендуешь, если ты сам готовишь и наливаешь людям кофе или пиво, то можно уложиться в 500–700 тысяч крон, до миллиона. Свой бизнес — это не тот бизнес, когда ты открыл помпезный ресторан, поставил управляющего, сидишь куришь бамбук, и тебе капают фантики на карту. Нет, ты там находишься с утра и до вечера — такой формат в Чехии популярен. Я знаю заведения в центре Праги, цена которых исчисляется миллионами евро, и владельцы этих заведений работают в этих ресторанах — они следят за своим делом.


— Чехи не препятствуют тому, что приезжие открывают свой бизнес?


— Они не скрывают, что им лень что-то делать, точнее, они очень неторопливые. Есть у них немного зависти, они шутят про себя, что по зависти они бы стали олимпийскими чемпионами. Но это не такая зависть, как в России, она тихая, и это больше признание неприязни к самому себе, что это открыл не ты. В Праге все понимают, что малый и средний бизнес — это такая дойная корова, за чей счёт убираются улицы, моются фасады зданий и сажаются новые деревья — люди платят налоги, и на эти деньги страна живёт.


Недавно бар поменял своё направление и стал гастропабом


— Туристы к вам заходят или только местные?


— Это дикий бульон из местных, туристов и англоговорящих экспатов. Мы просто открылись в таком районе, который очень полюбила англоговорящая диаспора — американцы, англичане, австралийцы.


— И кто самый пьющий?


— Я хочу развеять миф о непобедимости русской печени, потому что я за время своей работы, когда стоял за барной стойкой, пообщался со всеми: бразильцами, киприотами, испанцами, африканцами, китайцами. И могу сказать, что австралийцы пьют больше всех. Я видел худощавого парня, который пришёл ко мне в 3 часа дня и ушёл в час ночи, сидел у нас, но делал перерывы на обед и ужин. За это время он попробовал 21 сорт пива и ушёл на своих двоих — я такого в жизни не видел. Он выпил литров 11, так что австралийцев не перепить, мне кажется.


Былая такая ситуация, не знаю, можно её рассказывать или нет, но меня даже как-то один подвыпивший американец, который 10 лет плавал на авианосце в океане и летал на каком-то военном самолёте, пытался вербовать в НАТО, ему очень понравилось, что я и на английском говорю, и на русском.


— А самые привередливые посетители из каких стран?


— Самые искушённые клиенты — это клиенты из России. Их голыми руками не взять. Они приходят и сразу говорят: «Мне, пожалуйста, Gose с малиной и чтобы морская соль там была». Например, у нас англичане от обычного «Стаута» с ума сходили, а потом заходят ребята из Самары — и им подавай самого крутого.


— Кто готов оставить больше всего денег в баре — русские или чехи?


— И русский, и чех готовы оставить в баре денег меньше, чем все остальные.


Интерьер в баре


Как вам такая Мона Лиза?


По словам Владимира, работа в пражском баре — это сезонный бизнес. Лето спокойное, а сезон начинается с сентября по май.


— Когда мы открылись, то не было такого, чтобы мы работали в минус. Мы открыли в октябре двери — и через полчаса у нас был полный бар. Но в первый месяц мы не окупились, окупались мы дольше. Есть хорошие чешские заведения, которые открывают молодые чехи, они уже «не хотят носить папины ботинки» и делают что-то новое, с шикарным дизайном.


— Если сравнивать наше крафтовое пиво и чешское, то какое лучше?


— У чехов хорошее пиво, и русское крафтовое пиво тоже есть. Есть одни ребята, которые через нас продают русское пиво, вот японцы недавно увезли с собой. Jaws (это пиво изготавливает пивоварня в Заречном. — Прим. ред.) мы продали целый ящик канадцам, они сказали, что пива из Екатеринбурга в Канаде ещё не было. Я вообще хочу сказать, что русский крафт на уровне с чехами, а то и лучше. Русское пиво возят немного — оно приезжает практически «золотое» из-за перевозок, а работает исключительно на том, что оно русское. Но мне очень нравится чешское пиво, и я знаю его отличие от всех остальных — у нас замечательная вода. У нас половина пивоварен, которые известны с XVI века, они берут воду из городского водоканала и не чистят ее: она идеальная. Когда мне первый раз привезли Jaws, то я понимал, что это классное пиво, но я прям чувствую эту уральскую воду, минералочка шадринская где-то там на фоне есть (Смеётся.).


— Вы работаете с поставщиками из Праги?


— Наши поставщики — это чешские пивоварни, из Праги всего три, остальные находятся в других городах. У них есть две-три машины, которые развозят. Раз в неделю они сливают пиво, которое у них созрело. В понедельник собирают заказы, в среду везут. Есть, конечно, и оптовики, но их немного.



Самое дорогое пиво стоит 100 крон


— Цены на пиво отличаются от российских, сколько стоит пиво в вашем баре?


— Есть дорогущие голландские сорта, норвежские, и самое дорогое у нас стоит 100 крон за 0,3 литра. А есть лагер чешский, который за 0,3 литра стоит 30 крон.


— А накрутка большая?


— Этого не скажу (смеётся), но не бывает, что в одной стране делают одно, а в другой совершенно по-другому. Везде примерно одинаково, везде есть золотая середина. Разница между самим процессом варения пива, стоимостью и людьми, которые согласны это пиво покупать, примерно одинаковая. В Чехии стоит сварить пиво чуть-чуть дешевле, но и люди готовы меньше за него отдать. В России сварить крафтовое пиво стоит чуть-чуть больше, но и отдать за него готовы немного дороже.


— Вы сейчас открываете рестораны, а свою пивоварню не собираетесь открывать?


— Да всем, конечно, хочется свою пивоварню, и мне тоже. Наверное, даже и получится в следующем году. Здесь ещё недостаточно пивоварен и конкуренции как таковой нет, она начинается только.


Не так давно мы рассказывали вам еще об одном «вредном» бизнесе — сигарном. В Екатеринбурге работает лаунж, где за одну сигару просят по шесть тысяч рублей.