IV фестиваль Свердловского рок-клуба прошел в 1989 году

В издательстве АСТ вышла книга историографа свердловской рок-музыки Дмитрия Карасюка «Агата Кристи. Чёрные сказки белой зимы». Книга, по признанию самого Карасюка, далась ему непросто. «Она стоила мне гораздо больше нервов и попортила гораздо больше крови, чем все предыдущие книги, вместе взятые. Видать, тема такая, кровопортящая. Хорошо, что всё закончилось», — написал он в своём Facebook.


На трёхстах страницах рассказана подробная биография группы и много неизвестных ранее подробностей, а большинство фотографий, использованных для иллюстраций, опубликованы в ней впервые.


С разрешения автора публикуем фрагмент книги, посвященный IV фестивалю Свердловского рок-клуба и тому, как музыканты «Агаты» реагировали на критику своих коллег.


14 октября «Агата» выступила на IV фестивале рок-клуба. Праздник песни пришёлся на самый пик «опереточного» периода истории «Агаты Кристи». Публика ждала этого выступления с нетерпением. После прошлогоднего сенсационного дебюта и в отсутствие «Наутилуса» (Бутусов с Умецким в этот раз смотрели фестиваль из зала) «Агата» стала главной приманкой для любителей рока женского пола. Пятеро музыкантов смотрелись импозантно-опереточно. Утяжелённая двумя клавишами музыка «Агаты» звучала аж до крови из-под ногтей пафосно. Среди новых песен прозвучал весёлый антинаркотический свинг «Героин»:


О героин, источник блаженства,


Его букет — само совершенство,


Избавит он от всяких забот…


О героин, коварный и подлый,


Он — сутенёр, он шутит любовью,


Он навязал мне мерзкую роль…


Слева направо: Лев Шутылев, Вадим Самойлов, Александр Козлов, Алик Потапкин, Глеб Самойлов



Почему-то больше на концертах эта несколько провидческая песня не игралась. В Свердловске исполнение чужих песен давно считалось дурным тоном, но «Агата» поломала эту традицию, исполнив свою версию «урфинджюсовского» «Человека наподобие ветра». Именно с этой перепевки ставшей уже классической песни берут начало многочисленные уральские трибьюты. В целом программа выглядела хорошо, но до общего «ух!» образца 1988 года явно не дотянула.


На послефестивальном обсуждении в адрес «Агаты Кристи» прозвучало много критических замечаний. «Похоже, что они на перепутье, — говорил Николай Грахов. — Выступление было несколько натужное. Раньше была энергия, которая подкупала. Сейчас энергия растворилась в усложнённой оркестровке, пропала». Илья Кормильцев, отмечая достоинства «АК», отмечал излишнюю просчитанность их программы: «Редкий случай, когда рациональный подход даёт яркий художественный результат. В плане сыгранности это единственная команда, достойная «пятерки». У меня к ним одна претензия: они идут по дороге, которая слишком хорошо нарисована. Ничего «через себя», ничего больного. Подобный подход вредит «Агате Кристи»». Редактору рок-клубовской газеты «ПерекатиПоле» Алексею Одинцову фестивальное выступление решительно не понравилось: «Какой-то маленький синтезаторный монстр. Сплошная форма, формальность, которая не затрагивает нисколько».



Книга вышла в серии «Легенды русского рока»



Возможно, именно после этой критики, просочившейся на газетные полосы, «агатовцы» несколько изменили отношение к коллегам по рок-клубу. Меньше года назад они писали о них почти восторженно: «Мы — ученики Свердловской школы рок-музыки. В нашей музыке есть некоторая угловатость, свойственная «Кабинету», потому что мы знали и любили «Трек». Мы драматичны и расточительны в формах, потому что мы воспитаны на балладах «Урфина Джюса». Мы стараемся быть чувственными и искренними, как «Настя», потому что нам нравится чувственность и искренность «Наутилуса». Но вместе с тем мы более динамичны и любим гротеск, как и «Апрельский марш», потому что мы — группа новой волны Свердловского рока и у нас есть свой взгляд на рок-музыку вообще и свердловскую в частности». Летом 1989 года, отвечая на вопрос об отношениях со свердловскими рокерами, Вадим говорил: «У нас в рок-клубе трогательное единство. Мы в хороших контактах со всеми коллегами».


Позже в интервью «Агаты Кристи» как будто сквозила какая-то старая обида на бывших коллег. «Я думаю, что было неприятие нас свердловскими музыкантами, напряжение среди коллег по цеху из-за наших успехов, — говорил Вадим. — «Апрельский марш» дулся на нас. «Чайф» до сих пор дуется. Они же любят сугубо традиционный рок-н-ролл, ну и флаг им в руки. Музыкально в СРК мы вписывались, но мы были вне тусы. Мы держались особняком». Глеб вторил старшему брату: «Мы были вне семьи уральских рокеров. Нас гнобили и презирали за то, что мы не слишком сильно чтим авторитеты, да и вообще какие-то не такие. В своё время любить «Агату Кристи» в рок-среде считалось дурным тоном, потому что «Агата Кристи» — это enfant terrible русского рока!»


Клавишник «Агаты Кристи» Александр Козлов


На самом деле до переезда в Москву в середине 1990-х у «агатовцев» не было оснований для таких поз обиженных за непризнание собственной исключительности чайлдгарольдов. Они и их творчество всегда были в центре внимания и других музыкантов рок-клуба, и свердловской публики. «Агата» постоянно принимала участие в самых разнообразных совместных проектах, затеваемых коллегами, да и коллеги охотно соглашались оказать «АК» любую помощь. Почему группа, сменив место жительства, резко поменяла точку зрения на собственное прошлое — вопрос к психоаналитикам.


На фотографиях Дмитрия Константинова «Агата Кристи» на IV фестивале Свердловского рок-клуба.