У Насти татуировки на плечах, спине и ногах, но пациенты их не видят 

Мы продолжаем вам рассказывать об интересных и необычных людях, живущих в Екатеринбурге. Они много путешествуют, а иногда решаются остаться жить за границей, у них редкие фобии и странные имена. Сегодня — история молодого врача Анастасии Гильмановой, она — анестезиолог-реаниматолог. Её тело покрыто татуировками, но девушка уверена, что внешность для работы не имеет значения, если есть голова. 


— Я всю жизнь себе доказываю, что, работая в сфере здравоохранения и с не совсем традиционной внешностью, все-таки можно чего-то добиться. Головой, а не только тем, как ты выглядишь, — говорит Настя.


В 17 лет Настя хотела стать мультипликатором, но такой специальности в университете не было, поэтому она поступила в архитектурную академию на факультет дизайна и графики. Через год девушка побрила налысо голову, сменила очки на линзы, сделала пирсинг на языке и пошла поступать в медицинский.


— Первую татуировку я сделала в 18 лет — маленький иероглиф, и это был просто пик моего протеста общественности — маленькая татуировочка на незаметном месте, — вспоминает она. — А потом уже после 28 лет меня понесло — сделала еще одну, не понравилось, переделала, потом еще и еще. Мне кажется, что это эстетически красиво, тем более в Европе, в отличие от России, татуированный доктор это не что-то из ряда вон выходящее. Хотя и у нас в стране есть такие, у меня друг — крутой стоматолог, с рукавами набитыми. Классный дядька.


У Анастасии татуировки на плечах, спине, ногах, под ключицами — микродермалы, недавно было кольцо в носу — сняла, надоело.


— Как пациенты реагируют?


— Я стараюсь держаться в рамках дресс-кода, на лице, на шее татуировки не делаю, а то, что есть на руках и в остальных местах, скрывают хирургический костюм и халат. Пациенты если и спрашивают, то в основном на микродермалы обращают внимание — ой, что это у вас такое? Но без негатива, без предвзятости, без предрассудков.


Медицинская одежда скрывает все татуировки 


А вот микродермалы пациентам видны, но негатива они не вызывают


Шесть лет Анастасия проработала анестезиологом-реаниматологом в Областной клинической больнице. Потом ее пригласили заведовать отделением в коммерческой клинике, а в ОКБ она теперь дежурит несколько раз в месяц. Еще дежурит в Центре медицины катастроф, учится на дерматокосметолога, а до этого получила второе высшее — юридическое, выучилась на фитнес-инструктора. Кажется, что вызов обществу она бросает до сих пор, и не только татуировками и пирсингом, но и образом жизни в целом.


— Когда мне звонили из клиники и приглашали заведовать отделением, сказали: «Человек ты странный, мы про тебя знаем, но негативных отзывов в профессиональном плане не слышали».


— Странный человек в чем?


— Хотя бы даже татуировки, пирсинг, микродермалы. В принципе моя манера общаться не тождественна врачебной. Но в работе это не мешает. Вообще, в реаниматологии больше мужиков, и при первой встрече я вызываю удивление, но не только полом, а скорее даже внешностью. Но все люди, все понимают, что странной я могу быть сама по себе, но на работе это не сказывается никоим образом.


Одну из следующих татуировок Настя решила сделать по «эскизу» шестилетней дочки — та нарисует, мастер переведет. Но большая часть тату, говорит девушка, ничего не символизирует, просто захотелось сделать.


— Мы дружим с мастером, бывает, просто прихожу и говорю ей: «Надя, место свободное есть, давай что-нибудь сделаем». Мне кажется, татуировки — это красиво.


Одну из новых тату Настя сделает по «эскизу» маленькой дочки


— Вы говорили, что всю жизнь доказываете, что с необычной внешностью можно чего-то добиться в профессии. Зачем вам это доказывать?


— Не знаю, может, потому что бабушка говорила, что нельзя надевать драные джинсы, надо выглядеть прилично, без серег в лишних местах, — смеется Анастасия.


Знакомые спрашивают, зачем ей столько всего — и фитнес, и юридический, и косметология. Она отвечает, что нравится сам процесс.


— Мне важен процесс, что-то новенькое. Вдруг зацепит? Но как-то пока кроме реанимации ничего особо надолго не цепляло. Мне нравится не только коммерческая медицина с белым халатиком, но и экстремальные ситуации, поэтому и дежурю в нескольких местах. В областной больнице это большая серьезная реанимация, в Центре медицины катастроф — вертолёты, МЧС, адреналин, драйв. Дежурства не для денег, это для души.


Если вы знаете, где работают самые лучшие и внимательные врачи, расскажите об этом нам! Осталось всего несколько дней для выдвижения медицинских центров города в номинанты Народной премии E1.RU. Успевайте проголосовать по ссылке!


От пирсинга девушка уже избавилась 


Настя дежурит в Центре медицины катастроф. Говорит, что это для души



Настя уверена, что татуировки — это очень красиво