Дмитрий готов усыновить всех детей нынешней жены 

В Богдановиче суд встал на сторону молодого бригадира Дмитрия, у которого опека пыталась отобрать трехмесячного сына за то, что он неправильно выбрал жену — многодетную маму Алену. 


У Алены из Богдановича забрали троих детей, ограничили в родительских правах. Причина — хроническое психическое заболевание. По мнению врачей, она не могла заботиться о детях. В психиатрическую больницу женщина попала сразу после рождения младшей дочки Насти прямо из кризисного центра (социальное учреждение в Богдановиче, где оказывают помощь людям, попавшим в трудную ситуацию. — Прим. ред.).


В этот центр женщина обратилась за помощью, попросилась пожить после роддома: ее муж уехал на родину в Узбекистан, забрав одного из сыновей, а собственным родителям ни она, ни трое внуков были не нужны. Директор центра вызвала бригаду медиков, когда у Алены случилась истерика. Сама Алена говорит, что сорвалась, когда ее начали выгонять из центра и отказались помочь оформить пособие, объяснив, что надо действовать самой. Алену госпитализировали на несколько месяцев в психиатрическую больницу, откуда и выписали с серьезным диагнозом.


Девочку и одного из сыновей Алены определили в приемную семью. Еще один сын живет в приюте.


Сейчас у Алены новый муж — Дмитрий, работает крановщиком, бригадиром на местном предприятии. Непьющий, несудимый. Он в первые же дни знакомства усыновил сына Алены — Манучера (кстати, сейчас родители поменяли ему имя на русское — Артем. — Прим. ред.). И готов усыновить остальных троих Алениных детей от первого брака.


Но опека так и не отдала ему мальчика, тот до сих пор живет в приюте. Хотя по суду Дмитрий не был ограничен в родительских правах. И уже почти два года он каждый день ходит с женой навестить приемного сына.


Дмитрий и Алена с сыновьями — трехмесячным Костей и семилетним Артемом-Манучером


Когда у Алены с Димой родился общий сын Костя, опека попыталась забрать у отца и этого малыша. А все из-за Алены. У мамы диагноз, она не может заботиться о детях. Претензия и к Дмитрию — то, что он много времени проводит на работе. В исковом заявлении об ограничении в родительских правах прямо говорится о «графике работы» отца.


Но после окончательного восьмичасового судебного заседания в иске опеке было отказано. Алену и Диму не стали ограничивать в правах на трехмесячного Костю.


— Хотя бы с Костей от нас отстали, — говорит Алена. — Но Артема нам до сих пор не отдают! Неделю назад, когда навещали его, увидели, что у него рана на голове, подняли шум, начали разбираться, нам объяснили, что это следы от ветрянки, но мы его навещаем постоянно, никакую ветрянку не видели, и никаких медицинских документов о том, что он перенес ветрянку, нам не показали. Сейчас нас вообще перестали пускать к нему в приют!


— Мы написали несколько заявлений в прокуратуру, полицию, Следственный комитет об удержании Артема в течение полутора лет в приюте, — рассказывает защитник Дмитрия и Алены в суде Ольга Прожерина. Ольга — правозащитник местного отделения организации «Родительский отпор». Дмитрий с Аленой обратились к ней за помощью сами. — Почему мальчика не отдавали и не отдают отцу, как только он усыновил его, ведь Дмитрий не ограничен в правах. В чем причина? Или это какая-то материальная заинтересованность, ведь на содержание каждого ребенка в приюте выделяются деньги от государства. 


По словам правозащитницы, сейчас супруги готовятся к апелляции в областном суде. 


— Мы хотим вернуть еще двоих детей Алене, они находятся у опекуна. Сама опекунша не дает родной матери видеться с детьми. Также есть сомнения в законности госпитализации женщины, ее содержании в психиатрической больнице, — говорит Ольга. — По закону она могла отказаться от нахождения там, но Алена говорит, что ее удерживали. При этом она совершенно не знает своих прав. На суде присутствовал врач-психиатр, который сделал заключение, что Алена может исполнять родительские обязанности. Cнять серьезный диагноз можно лишь в Москве, в клинике Сербского. В этой истории, я считаю, надо разбираться правоохранительным органам.


В Министерстве социальной политики Свердловской области уверяют, что сотрудники опеки Богдановича действуют по закону.


— Решением Богдановичского городского суда от 16 декабря 2016 года данная гражданка ограничена в родительских правах в отношении своих малолетних детей, — комментируют ситуацию в пресс-службе министерства. — Это решение до сих пор остается в силе. 


— Но ведь отца никто в правах не ограничивал. Почему ему не отдадут мальчика?


— Учитывая положение статьи 73 Семейного кодекса Российской Федерации, передача несовершеннолетнего отцу, проживающему совместно с матерью, которая имеет ограничение в родительских правах, не представляется возможным.