Артур Зиганшин вступил в должность в марте этого года

Директор Шарташского лесопарка Артур Зиганшин в нашем прямом эфире рассказал, каким станет парк и что с ним происходит сейчас. Согласно проекту, до 2020 года это место должно измениться до неузнаваемости, а как именно — можно посмотреть здесь. Если кратко, то здесь хотят благоустроить велодорожки, тропиночную сеть, поставить туалеты, модернизировать спортивные площадки, провести Wi-Fi на протяжении всей дорожно-тропиночной сети (правда, не факт, что бесплатный), поставить камеры и ещё много всего. 


— Губернатор передо мной поставил две задачи — навести порядок на территории и построить один из лучших парков России. Я думаю, что нам это под силу, — сказал Е1.RU Артур Зиганшин. — Я понимаю, что от меня ждут изменений «ещё вчера», но мы делаем всё, что от нас требуется, и даже больше. Губернатор поставил задачу до 2020 года реализовать всё.


Про ограничение въезда


Несколько дней назад запретили въезд на территорию парка на машинах — ну, почти. Поставили три шлагбаума, а возле них — казаков, которые, по словам директора, честны и неподкупны. Автомобилистам такие изменения пришлись не по душе, и некоторые взбунтовались — спилили замки.


Личность мужчины установили, директор лесопарка собирается обратиться в полицию


— Нужно понимать, что здесь машинам не место, на особо охраняемой территории областного значения запрещено движение любых механизированных транспортных средств, автомобили, мотоциклы — это всё запрещено. Движение разрешено только экстренным службам — полиция, скорая, пожарная.


На шлагбаумах сейчас стоят казаки. Почему именно они? Потому что взяток не берут. ЧОП здесь был, но до меня. Что греха таить, я и сам проезжал, не за деньги, правда, но что-то где-то шепнёшь, видят, что машина неплохая, и тебе открывали — пропускали запросто. Сейчас такого нет, сейчас не помогают даже ни крики, ни истерики. У нас ребята работают на пятёрочку. 


Первые дни люди знаете что говорили? «У нас много спиртного, нам далеко нести». Это как уважительная причина. И стар и млад бросаются, кричат: «Пусти, у меня два ящика водки, у меня пиво, мне нужно заехать».


В парке появилось несколько шлагбаумов, и возле них дежурят казаки


Ещё есть много партизанских троп, сейчас мы выявляем их. Мы не можем их все в одночасье закрыть — составляем карту этих тропинок и будем их все закрывать. Тогда парни пьяные прорвались — их ГИБДД ловила, они тоже проехали по какой-то партизанской тропке.


В будущем парк будет полностью закрыт от машин. Мне в социальных сетях часто пишут предложения, что, если арендаторам нужно подвезти продукты для гостей, пусть пользуются электрокаром — в современном же мире живём.


Про охрану


Казаки в папахах парк не защищают, а только ограничивают въезд. Пока что парк находится без охраны. 


— В парке нет охраны — в парке есть контрольно-пропускной режим. То есть казаки открывают и закрывают шлагбаумы, чтобы допуск имели только машины хозяйствующих субъектов — для подвоза продуктов, вывоза мусора. Они не обеспечивают охрану, но вопрос охраны стоит сейчас на повестке и мы будем его решать.


Вчера мне презентовали многофункциональные навигационные электронные стенды, которые у нас будут. Эти стенды в парке, я надеюсь, будут установлены, они будут оборудованы тревожной кнопкой, видеокамерой, которая будет работать 24 часа в сутки. Видеонаблюдение будет установлено везде в парке. Тестовый образец мы планируем увидеть этим летом. А широкомасштабная установка уже будет в процессе благоустройства парка. Полиция и ГИБДД патрулируют здесь — проводят даже рейды какие-то.


Про мусор


В начале июля посетители парка жаловались на горы мусора и в доказательство присылали фотографии. Там были, действительно, горы.


— Мы столкнулись с проблемой, когда зашёл на конкурс недобросовестный поставщик услуг, он выполнял свои обязанности по договору только на 5% от общего объёма вывоза мусора. У нас с ним были долгие разбирательства, пришлось работать через прокуратуру, но мы его внесли в реестр недобросовестных поставщиков, расторгли договор. 


Наш читатель Александр сделал этот снимок 21 июля на Западном берегу Шарташа


Это сделано в то же время и в том же месте. Директор пообещал, что в будущем парк будут убирать чаще


В это время у нас появился такой промежуток, когда парк остался вообще без уборки какой-либо, в данный момент у нас ведётся уборка в плановом режиме, но я понимаю, что её недостаточно — недостаточно баков, недостаточно урн, но это всё будет размещено. После этого мы будем менять режим уборки парка — пока он убирается три раза в неделю, а потом, я думаю, мы перейдём на ежедневную уборку. Баки и урны появятся в этом году, я думаю. Глобальные изменения мы увидим по мере поступления финансирования.


Про самозахват территории


— Выявили случаи самозахвата территории, самовольной предпринимательской деятельности. Есть здесь люди — это не арендаторы, это просто люди, которые захватили территорию. Вчера была встреча с руководством судебных приставов Свердловской области, мы наметили планы по взаимодействию, по решению вопросов с этими участками, которые захвачены — эта плановая работа. 


Про борьбу с арендаторами


Здесь действия Артура Зиганшина чем-то смахивают на действия директора ЦПКиО. Когда Роман Шадрин заступил на пост, то первым делом решил разобраться с арендаторами, вот и Зиганшин, видимо, пошёл по его стопам и начал воевать с ними. Как оказалось, практически все они новому директору не нравятся. 


— На территории парка работают 13 юридических лиц. Арендаторы разные — есть у нас арендатор, который на своей территории устроил просто свалку городскую, люди здесь чудили долгое время. Все меня приняли по-разному, уже угрозы поступали. Обещают, что кто-то мне откуда-то позвонит и что-то объяснит, но я всем отвечаю, что меня на эту должность ставил губернатор и я подчиняюсь непосредственно губернатору.


Договоры у арендаторов заключены не с нами, наша организация существует с 22 июня. Скоро территория будет передаваться нам в бессрочное пользование, но на это нужно время. Сейчас мы выступаем только инициатором проверок, инициатором расторжения договоров, и я думаю, что в ближайшее время мы увидим громкие и показательные процессы.


По словам директора, у многих арендаторов нашлись нарушения, а с кем-то уже назначена встреча в суде 


С арендаторами, которые не готовы меняться и работать в рамках новой концепции, мы будем прощаться. С теми, кто готов развиваться и вкладывать средства, будем работать. Лично мне эти беседки и домики, которые сдаются под распитие и шумные вечеринки, не нравятся. Это всё-таки лес, это не какой-то загородный клуб. Вон домик стоит очень близко к воде, и мне кажется, что это неправильно.


— Могут снести?


— А почему нет? Безвластие кончилось, многие смотрят на это с ухмылкой и думают, что всё уляжется и утихомирится — нет, такого не случится, мы будем работать и дожимать ситуацию до конца.


У базы «Карасики» есть многочисленные нарушения. Например, там был красивейший природный овраг, его просто взяли и засыпали щебнем строительным. Это грубейшее нарушение — они просто место уничтожили. Сейчас они должны будут всё восстановить за свой счёт.


— С кем-то из арендаторов вы будете прощаться? И какая территория освободится?


— Да, с теми, кто желает продолжать работать в стиле 90-х, мы будем однозначно прощаться. Вы посмотрите, во что его [парк] превратили. Ты заходишь — и тут как будто эхо 90-х. Вот то же самое, что и тогда, только марки машин поменялись, а так всё так же. Я вот говорил с экспертами в области урбанистики и создания парков, и они говорят, что нужно сначала создать белый лист, а на белом листе уже начать что-то строить. По некоторым арендаторам у нас уже есть решение судов, и мы уже будем с ними работать.


— То есть вы кого-то выгоняете через суд, сами уходить отказываются?


— Ну, кто ж уйдёт, место-то прибыльное. С несколькими такая работа уже идёт.


— С несколькими — это сколько? Пять или десять арендаторов?


— Всего у нас в парке 13 арендаторов, и с несколькими у нас работа такая идёт.


— А есть какие-то арендаторы, которыми вы довольны? Пока что вы всех ругаете.


— Есть, со стороны посёлка Пески. Там один сделал территорию в стиле древних поселений — интересно.


Про деньги


На вопрос, сколько средств уходит на содержание парка, Артур Зиганшин ответил, что недостаточно и их не хватает. Но сумму так и не назвал. Сколько уйдёт денег на благоустройство, директор тоже не готов комментировать. Ну, и вопрос, сколько денег нужно будет на содержание обновлённого парка, остался без ответа. 


— Такой парк на госденьги не построить, он огромен — общая площадь 750 гектаров, но работы будут не везде, конечно. Инвесторы будут привлекаться. Давайте не будем фантазировать, а дождёмся, когда озвучат конкретные суммы. 


Про платные услуги


— Вход однозначно будет бесплатный. Платные услуги, конечно же, будут — если человек имеет определённый достаток, то, думаю, мы сможем предоставить какие-то услуги посредством наших инвесторов — арендаторов. Почему бы нет? Платный пляж здесь, в принципе, возможен.


— Каких инвесторов нужно завести в парк?


— Правильных. Я хочу здесь видеть правильный общепит, нужен прокат спортинвентаря. Я хочу здесь видеть организаторов каких-то спортивных мероприятий.


— После изменений шашлыки можно будет где-то в парке жарить?


— Шашлыки можно будет жарить на специально предусмотренных площадках — зонах барбекю. Сейчас площадки такие стихийные. Как раньше — разводили костры где попало. Есть такие обуглившиеся островки, которые за десятилетия превратились в площадки, где жарят шашлыки. Может быть, и правильно их оставить, только облагородить.



Не так давно мы ходили с сыном в верёвочный городок, не здесь, в другой — я ходил за ним всю трассу. В один момент я увидел, как два троса — один основной, другой страховочный — обмотались вокруг шеи, и если бы он в этот момент соскочил с тропинки, то он бы просто на них повис. Это всё было на небольшой высоте, а здесь верёвочная трасса, которая проходит высоко — около крон деревьев. Пока спасатель туда долезет, может случиться что-то нехорошее. Безопасность прежде всего, и если мы не можем обеспечить безопасность, то мы не будем их делать. И надо проверить уже существующий верёвочный парк.


— В ЦПКиО планируют снять с земли статус особо охраняемой зоны, чтобы ставить новые аттракционы и капитальные строения. У вас есть такое в планах?


— Снимать статус особо охраняемой территории мы не будем, у нас нет такого в планах. Наоборот, я категорически против построек, строений, каруселей и аттракционов — это лесной парк, и все строения, которые у нас предполагаются, — это всё не капитальные строения.


Парк застрял в девяностых, считает Зиганшин


Будут ли чистить озеро


— Официально пока что этого делать не планируется, это очень дорого. Но я постараюсь поспособствовать, чтобы мы пришли к очистке озера. Мы будем выносить это на обсуждение в организационной комиссии и, может быть, даже писать письма на имя губернатора. Озеро Шарташ — это изюминка нашего Урала.


Чистить озеро в ближайшее время не собираются


Но есть мысли создать музей озера Шарташ


Коротко об уходе 


— Читатели спрашивают: когда уйдёте?


— Уйду, когда губернатор попросит.


Про личное


— Для меня Шарташ много значит: я здесь познакомился с женой, и она даже планировала здесь провести свадьбу, но мы её проводили в другом месте. Но с этим местом связывает очень многое. Я долгое время сам жил на ЖБИ, и юность, и студенчество все прошло на ЖБИ. Когда я был пионером, у нас здесь «Зарницы» проходили, мы бегали с деревянными автоматами и штурмовали какие-то горы.


Когда-то Артур Зиганшин познакомился в этом парке со своей будущей женой