До трагедии с мальчиком Галину Лисаченко пытались привлечь к ответственности из-за гибели бульдога, которого она взяла в пункте передержки

На семью, в квартире которой на прошлой неделе от черепно-мозговой травмы скончался приёмный ребёнок, ещё в 2017 году поступали жалобы в опеку. Об этом рассказала екатеринбургский юрист, которая лично направляла письмо в Управление социальной политики Чкаловского района. Женщина, представившаяся корреспонденту E1.RU Вероникой, заявила, что просила опеку забрать малышей, которых взяли на патронаж жители микрорайона Елизавет Галина Лисаченко и её муж. 


Об этой семье Веронике стало известно от друзей зоозащитников. Они рассказали, что в 2015 году Галина Лисаченко взяла в пункте передержки бульдога по кличке Сэм, пообещав куратору ухаживать за ним. 


Лисаченко сказала, что ей нужен домашний питомец, чтобы развить ответственность у детей. Но уже через полтора года истощённого, умирающего бульдога нашли в окрестностях Екатеринбурга завёрнутым в простыню. Спасти животное не удалось. Тогда Вероника и её знакомые зоозащитники стали добиваться, чтобы супругов наказали по закону. В семействе Лисаченко уверяли, что собака погибла от болезни, хотя за ней хорошо ухаживали.


— Мы пытались возбудить против них дело по факту жестокого обращения с животным, — сказала Вероника, — нас пинали от одного отдела к другому, но в итоге это ничем не закончилось. 


В 2017 году бульдога, за которым Лисаченко и ее семья обещали ухаживать, нашли умирающим в снегу. Собака была завернута в простыню


История с Сэмом, по словам Вероники, вскрыла некоторые любопытные факты о семье Галины. Выяснилось, что у супругов проживают пятеро детей. Это стало для активистов открытием, ведь в 2015 году, когда Галина просила передать ей собаку, то уверяла, что у них с мужем есть только взрослая дочь и младший сын. 


— После шумихи с Сэмом мне стали писать разные люди, — призналась Вероника. — Вышла на связь соседка этого семейства и пожаловалась, что у них в настоящее время живут трое приёмных детей, с которыми они плохо обращаются. А потом мне внезапно позвонила женщина из банка, которая представилась кредитным экспертом. И рассказала, что семья Лисаченко погрязла в кредитах. Поскольку я возглавляю юридическую фирму, нам предлагали банкротить холдинг, в котором работала Галина.


Мы отказались этим заниматься, потому что не видели выгоды. Но я знаю, что Лисаченко лишилась работы, а она и её семья привыкли жить хорошо. Бизнес у её мужа, видимо, не давал хорошего дохода, а долгов было много. И банк передавал их коллекторам. Именно в этот момент в семью и были взяты трое детей. Для меня всё было предельно понятно — взяли сирот для лишнего дохода. Это мы всячески пытались донести до полиции и опеки. Но ответа не было! Мне даже не пришло формальной отписки. 


После смерти ребёнка в квартире Лисаченко, по словам Вероники, следователи вызвали её для дачи показаний.


Ранее силовики уточнили, что ребёнок умер от травмы головы, но, как именно он её получил, не говорилось. Как выяснилось, уголовное дело сыщики возбудили по факту смерти мальчика. До настоящего времени у следствия нет конкретного подозреваемого. Ни Галину Лисаченко, ни её мужа после смерти ребенка не задержали.


«Был проведён осмотр места происшествия. Допрашиваются свидетели, в том числе соседи семьи и сотрудники детского сада. В ближайшее время проведут ряд необходимых экспертиз», — сообщили в Следственном комитете Свердловской области.


Соседи Лисаченко по хрущёвке на улице Колхозников подтвердили, что эта семья давно вызывала у них беспокойство. В первую очередь, тем, что дети там часто плакали, а из квартиры была слышна ругань. 


— Сироты под патронаж у них появились с прошлой осени, но при этом никто из социальных работников семью не навещал. Во всяком случае мы ни разу не видели. Семья эта была очень скрытная, но внешне выглядела благополучно. Всегда прилично одетые, алкоголем не злоупотребляли, — рассказала одна из женщин.


В Управлении социальной политики Чкаловского района на вопрос, поступали ли к ним ранее жалобы на семью Лисаченко, прислали краткий ответ следующего содержания:


«Несовершеннолетний находился на воспитании в приёмной семье. Проверка условий жизни несовершеннолетнего, соблюдения опекуном прав и интересов несовершеннолетнего подопечного, обеспечения сохранности его имущества, а также выполнения опекуном требований к осуществлению прав и исполнению обязанностей осуществлялась в полном соответствии с действующим законодательством. Приёмная семья находилась на социальном сопровождении». 


В службе опеки говорят, что проблем с семьёй Лисаченко не замечали


Сама Галина Лисаченко общаться с журналистами упорно не желает. В разговоре с корреспондентом E1.RU женщина сказала только, что у неё в семье горе, и сразу бросила трубку. 


Мы будем следить за развитием событий.


В следственном управлении СК России по Свердловской области в круглосуточном режиме работает телефонная линия «Ребёнок в опасности»: +7 (343) 297–71–60. По ней можно сообщить информацию о противоправных действиях и преступлениях против детей.