Светлана познакомилась с Хассаном в Дубае

О Светлане Самборской из Екатеринбурга две недели назад написали десятки СМИ. Это та самая 23-летняя девушка, которая пропала в Ливане и, как оказалось позже, была там задержана. Причины задержания назывались специфические: торговля людьми, проституция. Вернувшись в Екатеринбург, Светлана согласилась рассказать E1.RU, зачем на самом деле полетела в Ливан, как оказалась в заключении, как провела там 9 дней и как смогла вернуться домой.


В июне я поехала в Ливан не в первый раз, я уже была там в феврале или марте, присматривала жилье. Дело в том, что у мамы астма, а климат в Ливане ей подходит. В первую поездку никаких проблем не возникло. В апреле в Дубае, куда мы поехали с мамой отмечать мой день рождения, я познакомилась с Хассаном из Ливана. Он пригласил меня к себе в гости, я согласилась.


Купила билеты туда на 26 июня, обратно на 9 июля. Прилетела, он приехал ко мне в отель, зашел в номер, мы пробыли там буквально два часа, собрали мои вещи и поехали к его родителям. У меня все переписки с ним есть, совместные фото и видео. 9 июля Хассан привез меня в аэропорт, проводил, я дошла до паспортного контроля, и там мне говорят: «У вас есть проблемы в Ливане». Я говорю — нет, у меня нет проблем, а они: «Мы не спрашиваем, мы утверждаем».


Меня привели в General security — службу безопасности, так скажем, успела маме пару SMS написать, что меня забирают по непонятным причинам, телефон отбирают, как дадут позвонить, выйду на связь. Привезли меня в «иммигрейшен», там переночевала, на следующий день привезли в обезьянник, там еще ночь, потом опять в «иммигрейшен», и до отлета я сидела там.


Светлана, когда ее задержали, пыталась связаться с мамой


Посольство ничего не делало, адвокаты не приходили. Никакие выкупы за меня никто не требовал, конечно, никаких 400 тысяч долларов, кто-то это выдумал. Телефоны давали очень редко. Когда ко мне пришел бесплатный адвокат от консульства, у меня уже был билет в Екатеринбург, поэтому он мне ничем не помог.


Но он принес три бутылки воды, три пачки сигарет и печенье, за это ему огромное спасибо, потому что там, если у тебя нет денег, ты никто. И еда там — утром, днем и вечером лаваш, воды не дают, ты должен сам покупать. С утра только чай в маленькую бутылку наливают, и то если у тебя есть бутылка.


По поводу того, что придумали про проституцию. Мне ничего так и не предъявили, просто начальник «иммигрейшен» сказал: «Девушка, вы знаете причину задержания?». Я говорю — мне 5 дней ничего не объясняют. Он: «Ну вам не понравится». Ну объясните. И он говорит — проституция. Спрашиваю — а у вас что-то есть на меня? — Нет. — А как тогда? — Ну вот ресепшен пожаловался.


Оказалось, в тот день, когда Хассан зашел ко мне в номер и мы пробыли там два часа, потом уехали, не знаю, что в отеле на ресепшене подумали, но они позвонили в полицию, передали копию моего паспорта, полиция сообщила в аэропорт, чтобы при вылете меня задержали. Если по ливанским законам, когда к тебе заходит мужчина на час, на два и вы вместе выходите и уезжаете, если по их законам это считается проституцией, то для нас, россиян, европейских людей, это нормально, я не вижу ничего в этом такого. Ко мне зашёл всего один мужчина, это был мой мужчина. Но ресепшен посчитал как-то так.


Девушка говорит, что с Хассаном ее связывают отношения, он познакомил ее с семьей и друзьями


Кусочек камеры, в которой девушка провела 9 дней


В Ливане неважно, приехал ты отдыхать, приехал к мужчине или просто через границу проезжаешь, с каждым может такое произойти. От одного слова зависит твоя судьба, твое дальнейшее нахождение в стране. Там не разбираются, там столько девушек сидит: сириек, ливанок самих же, турчанок. 


Я одной 21-летней турчанке купила билет, потому что, пока тебе никто не купит билет или ты не найдешь деньги на него, ты оттуда не улетишь, будешь до последнего сидеть. За что она сидела? Просто мать ее подруги сказала, что она употребляет наркотики. А когда проверили девушку на наркотики, у нее не было ничего ни в крови, ни в моче. И все равно депортацию ставят. И неважно, принимал ты наркотики или нет, отдыхал — не отдыхал, работал — не работал, вот такая у них политика.


Я, конечно, понимаю работу СМИ и что рейтинги, заголовок пожирнее, поярче. Я это все понимаю, но, пока не разобрались в ситуации, писать, что проституция… Кто такое сказал, кто звонил в консульство, посольство, откуда такая информация?


Хассан приходил в полицейский участок, искал меня, показывал мой паспорт, на что ему отвечали, что такой нет. Даже посольству отвечали, что такой девушки у нас нет. А я сидела в этот момент. О чем говорить, там такая полиция. С Хассаном мы сейчас общаемся, он приедет обязательно в Россию, думаю, что в августе-сентябре.


Билет мне разрешили купить через приложение в телефоне на 18 июля. Сидя в наручниках, покупала билеты себе и девочке из Турции. То, что напридумывали, что у меня на всю жизнь теперь запрет поездок в Ливан… Буду это обжаловать, я не согласна с депортацией. Я люблю Ливан и хотела бы там пожить, попутешествовать еще.



Значит, так надо было, какой-то урок жизни. Я стала сильнее, и в принципе это для меня было своего рода приключение. Я не скажу, что я там испугалась, мне просто была непонятна причина задержки, и вот это самое ужасное, когда ты не знаешь, за что сидишь, и тебе не дают позвонить ни адвокатам, ни маме. А с остальным справилась легко, никаких слез, никаких переживаний, спокойно приняла ситуацию.


Могу только одно посоветовать девушкам (у ливанцев меньше вопросов возникает к мужчинам) — быть аккуратнее, заселяться все-таки в хорошие отели. И не запускать к себе даже своих парней, встречаться где-то в кафе, на улице, но главное — не в отеле, потому что без объяснения причин просто могут забрать.


Мы уже писали о Светлане в 2017 году, когда она попала в ДТП в центре Екатеринбурга. Девушка была за рулём красного Lifan своей матери, на перекрёстке улиц 8 Марта и Малышева в бок её машины влетел Mercedes, после столкновения Lifan отбросило в двери Альфа-банка.