Юрист Иван Хозяйкин

Штрафы за публикации и репосты в соцсетях уже перестали удивлять. Наши коллеги из Перми разобрали с адвокатом Иваном Хозяйкиным несколько реальных ситуаций, за которые пользователи Сети имели серьезные проблемы с законом.


Ситуация 1. Штраф за кадр из сериала


В июне житель Пермского края разместил на своей странице в социальной сети кадр из сериала «17 мгновений весны», на котором была изображена свастика. Местный суд счел его виновным в публичной демонстрации нацистской символики и оштрафовал его на тысячу рублей.


— Это самые хрестоматийные примеры — статьи «Производство и распространение экстремистских материалов» и «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», — говорит Иван Хозяйкин. — Между ними принципиальная разница и четкая граница: предполагается, что для распространения материалов не нужен умысел на совершение преступления — и это административное правонарушение и штраф. А за вторую статью, которая предполагает умысел, наказание — вплоть до реального лишения свободы. Но следствию умысел еще нужно доказать. Делается это через показания свидетелей, экспертизы. В частности, проводится психолого-лингвистическая экспертиза текста. Анализируют не только пост или репост, но и все комментарии, размещенные под постом, поскольку смысл текста и направленность умысла невозможно установить без анализа всей ситуации. Человек ведь мог и раскритиковать пост, цитату. Однако если ваш умысел доказали, далее вам вменяют экстремистские составы: публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, возбуждение ненависти либо вражды, реабилитация нацизма и так далее.


За кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны» суд оштрафовал жителя Чайковского


По словам адвоката, самая популярная статья — это 282, «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии». Наказание по ней — лишение свободы на срок от двух до пяти лет.


— Для понимания: у нас по ДТП с гибелью нет нижнего предела, просто до пяти лет, а здесь есть жесткий минимум — от двух лет. И если вина доказана, а смягчающих обстоятельств нет, приговор будет не минимальным. Если, чтобы разжечь вражду, вы использовали служебное положение, срок будет от трех до шести лет лишения свободы. Это уже тяжкий состав.


— За фейковыми страницами не спрятаться?


— Первое, что сразу смотрят, — IP-адрес и MAC-адрес (от англ. Media Access Control — управление доступом к среде, также Hardware Address. — Прим. ред.) — уникальный идентификатор. Устанавливают, с какого устройства размещали информацию. Даже если всё удалить, отследить источник легко. Тем более соцсети, мессенджеры и почтовые сервисы по первому требованию правоохранительных органов выдают данные о том, когда и какой пользователь что-то публиковал. 


Другой вопрос — что любой человек может зайти и создать профиль от вашего имени. Или ваш аккаунт могут взломать. Или он может быть просто в свободном доступе, открыт на вашем рабочем компьютере или на телефоне, который без пароля лежит на столе. Может, в мой кабинет 50 человек заходят, и любой может взять мой телефон. Все это жизненные ситуации. Тут сложно доказать, что именно вы размещали. Но зачастую доказывать это и не требуется, так как люди сами признают, что они это сделали.


Допустим, дальше вы ничего не предприняли. Не удалили ничего. Бездействие также может иметь определенные последствия. Хорошо, это были не вы, вас взломали. Вы восстановили пароль, но почему тогда ничего не удалили? Можно сделать вывод, что вы согласны с содержимым. Лучший вариант — удалить, чтобы избежать возможного общения с правоохранительными органами. Удалять даже то, что другие пользователи кидают вам на стену, если это спорные посты. Также рекомендую быть аккуратными, комментируя чужие посты, так как комментарии могут быть подвергнуты отдельной правовой оценке. В практике нашего адвокатского бюро такие случаи встречались.


— Что будет за лайк? Я лайкнул чей-то пост, чем я рискую?


— За лайк вы не понесете ни административной, ни уголовной ответственности. Уже были случаи, когда кнопка «сердечко» нажималась случайно. Здесь не будет состава преступления. Листая фото, вы совершенно случайно, особенно с телефона, можете лайкнуть — тем более сейчас все экраны гаджетов сенсорные. Лайкайте всё, что хотите, это будет просто минус вашей карме. Не вы в данном случае распространитель этой информации. А репост — совершенно другая история. Этим вы совершаете действия по распространению конкретной публикации, а если вы автор поста, тогда и доказывать ничего не надо. Свое отношение вы уже сами и озвучили.


Ситуация 2. Через репост хотела призвать к ответу, но пострадала сама


В Кургане сотрудница детского сада была осуждена за репост в соцсети «ВКонтакте» видеоролика, в котором вожатые детского лагеря издеваются над обнаженным ребенком. Евгения Чудновец заявляла, что она была возмущена поведением вожатых и перепостила ролик, чтобы призвать их к ответу. Приговор Чудновец, осужденной на пять месяцев, позже суд отменил.


— Эта история была на слуху у всех, — говорит Хозяйкин. — Тогда девушку обвинили в распространении порнографических материалов. С юридической точки зрения ничто не мешало воспитателю напрямую пойти в полицию, а не размещать и не дублировать это в интернете. Ведь такой репост другие люди могут оценить по-своему. Например, откуда правоохранительным органам знать, что вы разместили порнографический материал в целях пресечения преступления, а не в целях распространения? В суде вам придется долго объяснять, зачем вы сделали данный пост. Распространение порнографических материалов считается оконченным преступлением, как только человек разместил их в Сети. Потому что он уже предоставил к ним открытый доступ неограниченного круга лиц. Все! И там неважно, посмотрел их кто-то или не посмотрел.


Поэтому совет тут один, уверен адвокат: если вы видите, что совершается преступление, исполните свой гражданский долг и сообщите в полицию.


— С человеческой точки зрения в нашей жизни бывают самые разные ситуации и обстоятельства. А вот суд и следствие могут расценить это, только опираясь на Уголовный кодекс. Тут важно понимать: если вы увидели в Сети что-то противозаконное, вы вряд ли сможете оценить все последствия. Поэтому просто идите в полицию, пусть правоохранительные органы дадут данной информации правовую оценку.


Ситуация 3. Родители публикуют в соцсетях фото своих детей


Ситуации бывают разными. Например, родители публикуют в соцсети фотографии с отдыха на море, где ребенок купается в одних плавках. Такие фото выкладывают нередко.


— Конечно, это личное дело каждого, но я бы никому не рекомендовал размещать изображение своих детей в интернете, так как больных людей очень много. Но это мой личный совет, а с юридической точки зрения ситуация складывается следующим образом. Например, вы разместили фотографию, где помимо вашего есть и чужой ребенок. Речь не о массовых снимках с публичных мероприятий, их распространять можно и без согласия. Речь о тех, где, например, двое или трое ребят — официально это называется «основной объект съемки». А надо понимать, что нельзя просто так взять и разместить изображение несовершеннолетнего ребенка без согласия его родителей. Последние имеют полное право потребовать удалить фотографию и даже обратиться в полицию. Они могут потребовать и возмещения морального вреда — если публикация фотографий причинила ребенку или его родителям нравственные страдания.


Ситуация 4. Спор о холокосте


Пермского активиста Романа Юшкова обвиняют в возбуждении ненависти и вражды, а также реабилитации нацизма. Поводом стало то, что Роман перепостил на свои страницы в соцсетях чужую публикацию, в которой опровергается факт холокоста (массового уничтожения евреев фашистами во время Второй мировой войны).


— Я занимаюсь этим делом. Сейчас утверждено обвинительное заключение и дело направлено на рассмотрение в Пермский краевой суд, — рассказывает юрист. — С точки зрения следствия Роман Юшков отрицает итоги Нюрнбергского трибунала. В частности, гибель шести миллионов евреев. Он якобы оспаривает это число. Причем сам Роман ничего не оспаривал, он лишь сделал репост статьи человека, который подвергает сомнению то, что во время Второй мировой войны в концлагерях погибли шесть миллионов евреев. Комичность ситуации в том, что первоисточник — та самая статья автора — нигде не признан экстремистским, если вы забьете в поиске название статьи, поиск выдаст множество ссылок на нее. Ее автор не привлекался к ответственности ни за ее создание, ни за распространение. А по логике следствия нужно привлекать к ответственности вообще всех пользователей, которые ее разместили.


Защита по этому делу строит свои доводы на том, что вопрос о количестве погибших в концлагерях нужно рассматривать не в уголовно-правовой, а в научно-дискуссионной плоскости и изучать его с точки зрения истории — а он все еще является предметом научных дискуссий.


— Нам кажется достаточно странным отказ следствия проводить историческую экспертизу по делу, — отмечает Хозяйкин. — Как можно привлекать человека к ответственности за отрицание того, что не подтверждено экспертным заключением?


Ранее у Юшкова был суд по поводу его статьи «Скажи чужаку свое "нет"», в которой автор озвучил свое мнение о мигрантах. В суд вызвали представителей таджикской, азербайджанской, узбекской диаспор.


— Все они заявили, что статья не оскорбляет их. Дело закончилось штрафом в 250 тысяч рублей, который краевой суд потом уменьшил. По этой статье штраф может доходить до полумиллиона рублей.


Новый процесс Романа Юшкова будет долгим и непростым, уверен Хозяйкин. Статья «Реабилитация нацизма» предусматривает лишение свободы на срок до трех лет.


Ситуация 5. Что будет за пост с радужным флажком или желтой уточкой


Реестр экстремистских материалов размещен на сайте Минюста России. Этот список очень большой. Там перечислены запрещенные песни, фотографии, видео, фильмы, книги, музыка, публичные выступления. Всего около 4,5 тысячи наименований.


— Довольно большое количество песен, фильмов и видеороликов попало в этот список, — рассказывает юрист. — В то же время в интернете до сих пор реально найти весь этот запрещенный контент из списка федерального Минюста, поэтому будьте внимательны, размещая у себя на странице понравившийся трек или видеоролик.


Известно, что у нас запрещена пропаганда нетрадиционной сексуальной ориентации. В Петербурге правозащитники ранее требовали наказать ведущего производителя соков и молочных продуктов «Вимм-Билль-Данн». Возмущение у активистов вызвали два продукта компании — молоко и кефир «Веселый молочник». На их коробках была размещена лента с международной символикой ЛГБТ — шестицветная радуга.


— За радужную ленточку никто никого не привлечет. Недавно в фейсбуке был день защиты ЛГБТ, везде стояли эти радужные значки, однако в российском сегменте эта функция была ограничена. Хоть фейсбук и иностранный ресурс, находясь и работая в России, он соблюдает наше законодательство, — рассказывает юрист. 


Символы в соцсетях в современном обществе очень популярны. Например, все уже знают, что означают желтые игрушечные утки — это неофициальный символ акций протестов. Но в Петербурге огромную утку, которую надули митингующие на Марсовом поле и стали передавать над головами, признали средством агитации официально. Позже полицейские задержали игрушку, отнесли ее в автозак и пообещали доставить уточку в суд в качестве вещественного доказательства.


— За размещение желтой уточки у себя на страничке что-то грозит?


— Нет, этот символ, насколько мне известно, не признан экстремистским. Другое дело, если, размещая его, вы так же призываете к совершению каких-либо действий. Этим действиям будет дана правовая оценка. Возможно и возбуждение уголовного дела — например, по статье «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности».


Ситуация 6. Оскорбление чувств верующих


16-летний школьник разместил в соцсетях призыв к сжиганию церквей. Завели уголовное дело, но так как автор поста был несовершеннолетним, суд прекратил преследование.


Юношу обвиняли в высказываниях экстремистского характера по отношению к православным. На момент интереса к нему со стороны УФСБ один из его аккаунтов в соцсетях был подписан на такие группы, как «Немецкие танки Вермахта», «Северная Русь», «Русская освободительная армия» (воевали на стороне немецкой армии в годы Великой Отечественной войны. — Прим. ред.), «Слава Руси». Позже подросток свою страницу удалил.


— В Уголовном кодексе есть статья «Оскорбление чувств верующих», и за нее следуют конкретные санкции. Самое жесткое наказание — лишение свободы на срок до трех лет. Неважно, где оскорбили верующих — в интернете или на улице. Если в Сети, то будет назначена экспертиза картинки, фотожабы, которая, как предполагается, верующих оскорбила. Но на своей практике я пока ни разу не сталкивался с такой статьей. Она крайне редкая.


Тут тоже надо давать оценку с точки зрения умысла — а был ли он? Юрист вспоминает яркий пример: репост картины художника Васи Ложкина вызвал интерес Следственного комитета Санкт-Петербурга. Мужчину, который перепостил работу на свою страницу в соцсети, вызвали туда на допрос. Сама работа — карикатура на русских националистов. Художник изобразил карту России и граничащих с ней стран, на которой вместо названий государств использованы оскорбительные выражения — по сути, те слова, которыми сами россияне часто называют жителей этих стран. Российская Федерация при этом обозначена как «Великая прекрасная Россия».


По этическим причинам мы не можем показать, что скрывают надписи Censored. Кроме того, эта картина Васи Ложкина находится в списке Минюста, однако в Сети она до сих пор есть


— При этом художник за свою картину не привлекался к ответственности, а человека, сделавшего репост, вызвали на допрос, — говорит Иван Хозяйкин. — С апреля 2016 года эта картина находится в федеральном списке экстремистских материалов.


Юрист рассказывает о механике сбора информации о «компьютерных экстремистах»: выявляет и проводит доследственную проверку по подобным преступлениям отдел «Э», находящийся в структуре МВД. Крупные компании, почтовые сервисы по запросу предоставляют полиции всю необходимую информацию. 


Подозреваемого в совершении преступления могут обыскивать — его дом, рабочее место, могут изъять компьютер и другие устройства. Все гаджеты отправляются на экспертизу, определяющую IP и MAC-адрес, анализирующую жесткий диск на наличие интересующих следствие текстов и изображений. 


Изучается поведение пользователя в Сети, история посещения сайтов и поисковых запросов. Восстанавливаются удаленные файлы — и восстановить можно практически всё. Отсутствие анонимности в интернете — это уже объективная реальность, отмечает Хозяйкин.


— Получается, единственный способ — физическое уничтожение устройства? В речку его?


— Наверное.