Мать троих детей из Сысерти попросила посадить себя в тюрьму за махинации с материнским капиталом

Она незаконно обналичила его, чтобы погасить огромные кредиты

Ирина заявила, что решилась на обналичивание, чтобы расплатиться по кредитам

Многодетная мать из Сысерти написала заявление в районную прокуратуру на саму себя. Казалось бы, просто удача для прокуроров, ведь это раскрытие мошенничества в крупном размере! Женщина описала подробную схему аферы, мотивов и признала вину. На всякий случай это заявление она продублировала в сысертской газете «Маяк». Чтобы уж точно прокуроры прочитали.


«Я многодетная мать, — пишет Ирина. — Когда в нашей семье родился второй ребенок, мы с мужем обналичили материнский капитал (на тот момент 363 тысячи. — Прим. ред.), оформив фиктивный договор купли-продажи на квартиру, принадлежавшую моей матери. Фактически денег за квартиру маме мы не отдавали, а средства материнского капитала потратили на погашение имевшихся текущих кредитов. После развода бывший муж стал претендовать на четверть квартиры. Через суд добился выделения своей доли. Теперь хочет, чтобы я выплатила ему полмиллиона рублей за его долю в этой квартире. Но он никаких денег за нее не платил. А у меня таких денег просто нет. На сегодняшний день нахожусь в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет. Я осознаю, что совершила противоправное деяние, оформив фиктивную сделку, и раскаиваюсь в этом. Обращаюсь к прокурору в интересах своих малолетних детей (им 12, 8 и 1 год). Готова нести уголовную ответственность».


Ирине 36 лет. Закончила УрГУ, экономический факультет, но последнее время по специальности не работала, была барменом. Трое детей. Двое от первого мужа, третья дочка появилась вне брака. О причинах развода супруги говорят по-разному. Она — застукала за изменой и выгнала, он — полюбил другую и ушел. Где правда, посторонним не понять и не надо. А вот история с материнским капиталом вполне поучительная.


Ирина говорит, что вины с себя не снимает и готова к уголовному делу


Дележка квартиры с бывшим мужем Виктором идет года три. Год назад Ирина уже обращалась в прокуратуру с заявлением на себя, но там это «чудесное» признание не приняли всерьез, передали в полицию. Полицейские не стали возбуждать уголовное дело. Бывшие супруги уже прославились участием в известном телевизионном ток-шоу в Москве. Там профессиональные ведущие вытащили все скелеты из семейного шкафа, поругали за безответственность и призвали бывшего мужа не травмировать детей дележкой квартиры. Тот публично согласился.


— Согласился на людях, но на деле — письменно от своей доли отказываться не стал, — рассказала E1.RU Ирина. — Поэтому я пошла на крайний шаг — во всем призналась, на днях отвезу еще одно заявление в Свердловскую областную прокуратуру. Я ведь была просто в панике, когда видела объявления о продаже его доли в квартире. Он пугал меня, что заселит туда жильцов.


— Вам же могут дать реальный срок.


— Значит, отсижу. Да, мне страшно, конечно. Но назад дороги нет. С детьми в это время будет мама. Квартира снова перейдет в собственность маме. Да, мне придется вернуть деньги в Пенсионный фонд. Я готова. Когда выйду из декрета, деньги будут вычитать из зарплаты. Половину суммы, что мы обналичили, обяжут выплатить мужа. Но эти деньги снова вернутся моим детям. Я с себя вины не снимаю ни за что. Думала, кредиты покроем, думала, что всю жизнь с ним буду. А оказывается, он еще какие-то кредиты втайне от меня брал, видимо, сейчас и хочет с ними расплатиться, требует с меня деньги.


— Вы сами догадались обналичить?


— По объявлению в газете вышли на людей — фирму, — которые помогли нам, ведь мы до трех лет (до того, как младшему ребенку исполнится три года, маткапитал можно использовать только на покрытие ипотеки. — Прим. ред.) его обналичивали. Со стороны фирмы вроде все было юридически чисто, себя они обезопасили. Дело только в нас с бывшим мужем. Мама никаких денег не видела, она толком ничего не поняла, попросили расписаться, убедили, что так нужно. Получается, мы еще и маму обманули.


Сейчас Ирина должна бывшему мужу 10 тысяч рублей — суд обязал ее компенсировать ему услуги адвоката, когда они судились за долю в квартире.


— Денег у меня не было, и приставы хотели забрать телевизор и микроволновку, — жалуется Ирина. — Бывший муж сам привез приставов в дом. Дали время на выкуп. Но судья все-таки вынесла решение не забирать у меня телевизор и микроволновку.


Ирина говорит, что, если дадут реальный срок, с детьми останется мама. Младшей дочке всего год


Мы связались со вторым героем этой квартирной истории — бывшим мужем Виктором. У него совсем другая версия. Мошенническую схему он отрицает.


— Мы купили квартиру у ее мамы на материнский капитал. При том она не наделила детей долями, была единоличной собственницей. И я стал судиться, после выигранного суда я стал собственником одной четвертой. Пока я был в браке, мы вместе брали кредиты на разные нужды, около 750 тысяч было на мне. Мне нужны были деньги на погашения, и я потребовал с бывшей жены полмиллиона — деньги за свою долю в квартире, подал объявления о продаже. Но сейчас я ничего не требую, все иски отозвал, объявления снял. Возможно, после совершеннолетия детей перепишу свою долю на них. 

Текст: Елена ПАНКРАТЬЕВА; Фото: архив героини истории

76366

Продажа авто, мото