Сегодня сюда пригласили журналистов, а заодно и ростовых кукол

После наших вопросов о площадке на Плотинке для футбольных болельщиков журналистов пригласили посмотреть на нее — уже «доработанную» (именно так, в кавычках, было написано это слово в приглашении).


В назначенный час здесь было довольно много людей — и иностранцев, и россиян, и ростовых кукол, и артистов, и девушек в кокошниках... В общем, не хватало только медведя (но мы ни в коем случае не намекаем, что их позвали специально). Однако, как оказалось, площадку никак не дорабатывали, потому что, по мнению организаторов, всё и так очень хорошо.


— Никаких недочётов не было, — сказала E1.RU директор центра развития туризма Свердловской области Эльмира Туканова. — Вчера практически всех перуанцев и французов, которые обращались к нам на информационную стойку, мы отправляли на экскурсии — на Европу-Азию, Ганину яму, обзорную по Екатеринбургу. Эта площадка задумывалась как информационно-туристическая зона. Наша задача — задержать их как можно дольше на этой площадке.


В это время пошёл сильный дождь, и шатры действительно стали очень популярными среди иностранцев. Оказалось, что бар «Американка» (он стал самым популярным местом в городе) футбольные фанаты могут воссоздать даже на фоне самоваров и лаптей.


Вот что творилось в шатре во время ливня 


Мы поговорили с Эльмирой Тукановой про идею площадки, но если вам лень читать интервью, то вот краткое содержание: организаторы думают, что в уральских деревнях так до сих пор и живут (с самоварами и балалайками), иностранцам интересно узнать, почему самовар именно такой, какой он есть, а на комментарии обычных граждан в социальных сетях внимания никто особо не обращает. И вообще нет задачи сделать посещаемость этой площадке. 


Но лучше почитайте этот разговор целиком, он того стоит! 


— Для кого сделана эта площадка?


— Площадка нацелена на то, чтобы всем приходящим, и иностранцам, и россиянам, рассказать о туризме, рассказать о маршруте. Наша задача удержать — их здесь и замотивировать их на дополнительные активности: экскурсии, туры, посещение достопримечательностей.


— Что-то изменилось на площадке? Что-то добавилось?


— Появились активности на улице, в связи с тем, что был проливной тропический дождь, конечно, не всем артистам хотелось мокнуть под дождём. Как только появляется солнышко и люди на улице, мы подключаем все свои ресурсы, чтобы привлечь внимание к площадке. Экспозиция изначально выглядела так, активности все и были. Просто игровые зоны мы убирали от дождя, раньше они стояли в палатках.


После дождя иностранцы куда-то делись


— Сегодня мы видим много людей, видим, что и у Плотинки стоят несколько туристических огромных автобусов. Но в остальные дни ведь здесь было пусто, как вы это объясните?


— Вчера был ливень. Вы понимаете, это не фан-зона, здесь у нас зона информационно-туристическая. У нас нет цели их за руку сюда привести, они должны сами увидеть и зайти.


— Почему тогда на Вайнера и вчера, и в другие дни была толпа людей?


— Там активность была после игры, вы согласны со мной?


— Нет, там и до игры было очень оживлённо.


— Перед игрой сейчас заходят и к нам. Здесь зависит и от страны. Мы видим, что если перуанцы очень активны именно с культурно-познавательной целью, то какие-то другие категории… Мы здесь видим меньше французов, меньше российских болельщиков. Эта площадка не должна быть массовой и развлекательной, она должна быть информирующей о туризме. Развлекаются они в фан-зоне, в барах, на экскурсиях, а здесь мы информируем о туризме и привлекаем внимание номерами и играми.


Эльмира Туканова отвечает за площадку на Плотинке


— Кто придумал поставить на самом популярном месте города невзрачные шатры с самоварами?


— По поручению правительства Свердловской области мы должны были создать туристско-информационный центр. Идея заключалась в том, чтобы показать особенности наши уральские. И делать это надо именно в туристическом центре, здесь большое скопление туристов, это точка, которая известна каждому туристу, поэтому мы поставили здесь.


— Почему выбрали тему культурных и народных промыслов Урала, которая вообще не интересна болельщикам? Почему здесь лапти и самовары — русские стереотипы, а не что-то современное?


— Потому что люди, которые впервые здесь, в России, должны иметь некий фон о том, что это в России происходит.


— Но сейчас ведь в России не так всё.


— Почему не так? Вы были в русской деревне?


— Была, там не ходят в лаптях и не играют на балалайке.


— Да, но рассказать о традициях? Откуда здесь появились русские, кроме того, если бы вы послушали экскурсию, как сюда пришли русские люди, как они осваивали эту территорию, как появились самовары. Здесь проводят очень интересную экскурсию и рассказывают о русской деревне, о том, что здесь было 200 лет назад, о староверах. Это культурно-историческая зарисовка.


В центре развития туризма считают, что самовары и лапти — это наше всё 



Лапти можно купить. Большие стоят 2500 рублей


— Сколько потратили на площадку?


— Ещё нисколько не потратили. Был объявлен конкурс — подрядчик разрабатывал концепцию, предлагает её нам, и тот подрядчик, который побеждает, тот и застраивает. Потом по итогам, когда всё состоится, предоставляется отчёт, и мы принимаем решение — принимать эту работу или нет. Заплатить или нет. Поэтому ещё ни копейки бюджетных денег не потрачено. Заложено в конкурсе 16 миллионов рублей — с 12 июня по 16 июля.


— А если вы одобрите проект, то финансирование из бюджета Свердловской области?


— Конечно.


— С кем-то согласовывалась эта площадка?


— Заказчиком является центр развития туризма, концептуально нам должны были представить дизайн-проект, согласовать с нами все активности — это всё с нами согласовывает подрядчик УВЦ «Екатеринбург-Экспо», они и являются исполнителями.


— А центр развития туризма Свердловской области с кем-то согласовывал этот проект, с мэрией или с кем-нибудь?


— Нет, мы принимаем решение.


До дождя


Во время дождя


— Какая посещаемость в день?


— В зависимости от игр. Сегодня через ворота с 10 утра уже прошло 8 тысяч человек (мы разговариваем в половине второго. — Прим. ред.). Заходит очень много людей. Например, с утра к нам привели 4 детские группы, они с интересом в детской зоне поучаствовали. Каждый раз по-разному, было и 2 тысячи в день, было и 20 тысяч в день, многое зависит от погоды.


— Какие иностранцы к вам приходят или приходили чаще всего?


— Больше всего перуанцев, было много египтян, уругвайцев было поменьше. Много китайцев у нас, сейчас японцы приезжают. Японцев интересуют индустриальные маршруты.


— Если площадка будет пустовать, то здесь будут что-то менять?


— Мы в постоянной работе. У меня здесь работают люди, и если что-то не так, то они сообщают мне, а я звоню подрядчику и прошу что-то исправить. Но это не оправдание, у нас нет задачи сделать посещаемость этой площадке, есть задача информировать тех, кто сюда пришёл.


Russian woman



По словам директора центра, перуанцы — самые активные туристы


— Вы как-то реагируете на отрицательные отзывы в социальных сетях?


— Вы знаете, я пиарщик с очень большим стажем. И есть золотое правило — новость живёт три дня.


— То есть не реагируете?


— Я реагирую, но только если это конструктив. Если я вижу, что это деструктивная информация, то нет смысла ввязываться в ругань.


— На что-то вы среагировали? Какие-то комментарии вам показались конструктивными?


— Понимаете, когда мне говорят профессионалы — мои коллеги, руководители мои, я обязана реагировать и что-то менять.


— А как же мнение обычных граждан?


— Мнение обычных граждан интересно, но когда я вижу, что это просто непроверенная информация или льётся негатив, то что спорить, если это неконструктив.


— Не считаете ли вы эту площадку провалом?


— Нет.



Девушки успевают фотографироваться с симпатичным французом








О непопулярности площадки говорили и обычные жители Екатеринбурга. Но их мнение не важно, как выяснилось.