«Целовал сына в шею до засосов»: история екатеринбурженки, воспитавшей двух детей педофила

Вместо колонии суд отправил его на лечение, а теперь он возвращается домой

Детям была нанесена психологическая травма, а у одного из них появились суицидальные мысли

У екатеринбурженки Ирины (все имена героев изменены. — Прим. ред.) трое детей. Старший родился в первом браке. После смерти мужа Ирина познакомилась с другим мужчиной и попыталась создать новую семью. Но счастливой истории не получилось, хотя в этих отношениях у женщины родились двое детей. Спустя несколько лет их отца будут судить за домогательства к собственным детям. 


Ирина познакомилась с Петром в 2007 году. На тот момент ей был 31 год, а её избранник был на 12 лет старше. 


— Сначала мы вместе не жили, а только встречались несколько раз в неделю, — вспоминает Ирина.


Отношения продолжались около трёх лет. Всё это время Пётр обещал на ней жениться. По его словам, сначала нужно было встать на ноги, купить большую квартиру. А пока пара жила раздельно — Ирина у себя с сыном, а Пётр — на съёмной квартире. 


Затем женщина узнала, что беременна. Но, как оказалось, Пётр ребёнка не хотел и попросил Ирину сделать аборт. Она отказалась, и мужчина смирился с тем, что скоро станет отцом. Коля родился в 2011 году. А через четыре месяца после рождения сына Ирина поняла, что беременна вновь, — на этот раз девочкой.


— Уже после рождения Коли я стала понимать, что это за человек. У него начали проявляться проблемы с алкоголем, а ещё он часто курил наркотики. Помню, однажды мне сказал: «Если у меня красные глаза, значит, мне хорошо, если нет — хорошо было вчера», — рассказывает женщина. — Я не хотела от него второго ребёнка. Собиралась сделать аборт, но был уже слишком поздний срок.


С детьми Пётр не помогал, хотя деньги у него были — свой бизнес по перепродаже оборудования для тепловых станций. После рождения детей он купил себе квартиру, но переехал один и сам установил дни, когда к нему будут приходить дети. Встречи с сыном и дочкой были недолгими, но регулярными. Затем Ирина стала замечать странности в вопросах воспитания детей.


Например, он однажды во время игр поломал младшей дочке лучезапястные кости, зная, что у неё слабые суставы.


По словам Ирины, Петр срывался и на ней, и на детях, угрожая физическими увечьями


— Конечно, я понимаю, что вела себя как 18-летняя дурочка, — сокрушается Ирина. — Нужно было от него бежать! Просто он такой человек, умел переубедить, вымолить прощение. 


По словам Ирины, доставалось и ей.


— Однажды он схватил меня одной рукой за голову, а другой за подбородок. Сказал: «Я тебе сейчас сломаю шею. Хочешь?». Я тогда сильно испугалась. На следующий день написала на него заявление в полицию. С ним поговорил участковый, и на этом всё закончилось. Сам же Пётр мне тогда сказал, что у него всё схвачено, и он может купить всех — от участкового до судьи, — поделилась Ирина.


Затем женщина стала замечать за гражданским мужем ещё одну странность.


— Когда он играл с Колей, то любил его сажать на себя, но не на живот, а ниже, на промежность. Ещё постоянно целовал его в шею, причём так, что у него оставались засосы, — вспоминает женщина.


В таком состоянии отец пришёл повидаться с детьми. Ирина считает, что, несмотря на нарушенную координацию, Петр понимал суть происходящего


Ирина до сих пор с содроганием вспоминает 10 августа 2015 года. В этот день отец пришёл навестить детей под действием сильного наркотика. Но женщина уверена — он всё понимал и осознавал.


— Он пришёл к нам вечером. Глаза были красные, нёс какую-то чушь, звал меня по грибы, речь была растянутой. На мой вопрос, что с ним, ответил, что покурил какое-то «современное средство с надёжными людьми», — рассказала Ирина.


Пётр начал настойчиво предлагать Ирине заняться сексом, причём сделать он это хотел именно при детях, которых в этот момент в комнате было трое. Услышав отказ, мужчина расстегнул брюки.


— Он достал свой эрегированный половой орган и схватил руку Коли (на тот момент ему было четыре года) и положил её себе на член, сказав «соси». Я стала тянуть руку ребёнка обратно. Дети сильно испугались, начали плакать, — с ужасом вспоминает Ирина.


Её старший сын попытался остановить Петра, они начали бороться, но подросток справиться со взрослым мужчиной не мог.


— Я старалась разговаривать с ним максимально спокойно. Пётр тогда сказал: «Если ты меня выгонишь, я спилю дверь болгаркой и порежу вас на куски», — вспоминает женщина. Тогда ей удалось успокоить мужчину и выгнать его. 


После случившегося она вновь обратилась в полицию. По словам Ирины, участковый воспринял ее историю как семейный конфликт, а на домогательства к детям не обратил внимания. Дело по этому факту полицейские заводить не стали. Тогда женщина написала заявление в следственный комитет — и Петра сразу взяли под стражу и начали расследование.


Психологи, к которым Ирина позже возила детей, подтвердили — у них психологическая травма, а у её старшего сына появились суицидальные наклонности.


После того как за дело взялись следователи, мужчину взяли под стражу


Адвокаты Петра стали настаивать на том, что в момент преступления он был невменяем, а сам подсудимый уверял — Ирина его якобы чем-то опоила.


Сторона защиты педофила требовала проведения психиатрической экспертизы в Московском институте им. Сербского, куда спустя два месяца его и отправили. К удивлению Ирины, медики признали, что в момент преступления он действительно был невменяем.


Ленинский районный суд Екатеринбурга признал Петра виновным по статье «Насильственные действия сексуального характера, сопряжённые с угрозой убийством, в отношении лица не достигшего 14 лет». Но, приняв во внимание заключение медиков, суд постановил освободить педофила от уголовной ответственности.


«Освободить от уголовной ответственности за совершённые им в состоянии невменяемости запрещённые уголовным законом деяния, предусмотренные п. «б» ч. 4 ст.132 и п. «а» ч. 3 ст. 132, и назначить принудительную меру медицинского характера», — говорится в решении суда.


Ирина попыталась оспорить этот приговор в Свердловском областном суде, но тот оставил первоначальное решение без изменений. Приговор суда вступил в силу 26 сентября 2016 года, и Пётр отправился на лечение.


А недавно от своего адвоката женщина узнала, что в стационаре приняли решение, что мужчина может лечиться амбулаторно и находиться в больнице ему необязательно.


— Я в шоке от нашего правосудия! Мало того что ему вместо 12 лет, считающихся минимальным наказанием по этой статье, назначили лечение в тепличных условиях стационара, так ещё и отпустили, продержав чуть больше полутора лет, — негодует она.


Пётр, несмотря на то, что его вина была доказана, до сих пор не лишён родительских прав. 7 июня состоится суд, где будет рассмотрен этот вопрос. Но Ирина в справедливые решения суда больше не верит. Сейчас Ирина боится за себя и своих детей.


За помощью она обратилась к Игорю Морокову — уполномоченному по правам ребёнка в Свердловской области.

Текст: Евгений СТОЯНОВ; Рисунки: Анна РЫБАКОВА / E1.RU; pixabay.com; Видео: читательница E1.RU Ирина

63199

Продажа авто, мото