В областном суде продолжились слушания по делу о бойне в Цыганском поселке. 19 человек обвиняются в участии в массовых беспорядках, а цыган Дмитрий Пестриков — в организации этих беспорядков. Сегодня допросили пострадавших казаков. Мы следили за заседанием в режиме онлайн.



Перестрелка на улице Депутатской в Цыганском поселке произошла в сентябре 2016 года. В ней пострадали восемь человек, двое скончались. Поводом для разборок стал конфликт между казаком Олегом Шишовым и женихом дочери его друга — Дмитрием Пестриковым. Во время совместного ужина Шишов оскорбил Пестрикова, тот решил отомстить и на следующий день приехал к дому Шишова на разборки.




На первом заседании никто из подсудимых своей вины не признал. Второе заседание перенесли из-за отсутствия адвоката у одного из обвиняемых. Ожидается, что сегодня суд будет допрашивать пострадавших казаков — семью Дутовых.



Всех пустили в зал заседаний, судья пока не подошел. Из потерпевших присутствуют трое казаков Дутовых, Олега Шишова нет. Напомним, он переехал в другой город, опасаясь за свою безопасность и безопасность своей семьи.







В зале тихо, только в камере за стеклом подсудимые живо общаются на своем языке.





Пришел судья, заседание открыто! Все адвокаты в этот раз пришли. Напомним, что прошлое заседание перенесли из-за того, что не было одного из адвокатов.



Сегодня приступают к допросу потерпевших. От Олега Шишова пришло сообщение, что он проживает в Крыму. Он просит провести допрос с использованием видео-конференц-связи.


Сегодня в 14:00 по нашему времени его будут допрашивать дистанционно. А сейчас допросят Дутова Александра Николаевича. Он вышел к трибуне. Это отец Алисы Дутовой.


Первым вопросы задает прокурор.


— Знаете ли вы кого-либо из подсудимых лично?


 — С Пестриковым Дмитрием знаком. Он молодой человек моей дочери Алисы. Сейчас уже они находятся в браке и имеют общего ребенка. До событий сентября 2016 года отношения у нас были натянутые. Первое знакомство прошло не совсем хорошо.


Сейчас будут допрашивать Александра Николаевича Дутова (он в центре)




Дутов первый раз пришел в гости к Алисе. Пестриков пришел туда же с друзьями. Дутов сделал замечание Пестрикову, что он плохо общается с его дочерью. Произошла потасовка. Компания Пестрикова избила родителей Алисы, матери попало трубой по голове.


Алиса попросила отца и мать не писать заявление на Диму, они согласились. Об этом инциденте Дутов рассказал своему другу Олегу Шишову.


Когда Алиса сообщила, что беременна от Пестрикова, ее отец смирился. Дутов переживал, что у Дмитрия уже есть жена и дети. Отношения с дочерью наладились, говорит Дутов, и они с женой предложили Алисе и Диме жить в их трехкомнатной квартире.


Идет допрос Александра Дутова



2 сентября 2016 года был день рождения у матери Алисы. Были приглашены гости, в том числе Алиса и Дима, Шишов с женой.


— Пестриков и Алиса приехали около 9 вечера, сели за стол, — рассказывает Дутов. — Пестриков сел рядом с Шишовым, и у них произошел скандал. Суть скандала я не понял. Услышал, что Шишов послал на три буквы Дмитрия. После чего Дмитрий вышел из-за стола, психанул, сказал Шишову, что он попал. Я подошел к Дмитрию, извинился за поведение Шишова, попытался его успокоить. Но он меня не слышал, был настроен агрессивно. Они с Алисой сели в машину и уехали.


— Ты, мужик, попал, — так сказал Пестриков Шишову.


Дутов извинился перед Димой и посчитал, что конфликт исчерпан. Он говорит, что Шишов не нападал на Диму, не бил его и не замахивался.



Шишов с женой тоже уехали домой. 3 сентября, на следующий день, сыну Дутова позвонил Пестриков, разговор был агрессивный. Пестриков спрашивал телефон Шишова. Отец Алисы слышал часть разговора, Дмитрий якобы сказал: «Ты меня знаешь, я лично приеду и башку ему (Шишову) прострелю».


Дозвониться до Шишова Дутовы не смогли и решили ехать к нему, чтобы предупредить. Поехали Дутов, его брат и сын.


— Я был в национальной казачьей одежде, взял с собой кинжал. У брата и сына оружия не было, — говорит Дутов. — Шишов открыл, мы сказали, что к нему едет Пестриков «башку прострелить». Мы втроем остались во дворе.


Дмитрий Пестриков. На прошлом заседании было знакомство с ним. Образования не имеет, работал риелтором, женат, пятеро детей, есть судимость по статье 159



В это время приехали к дому люди, стали стучаться в ворота. Из дома вышел Олег с пистолетом на поясе. Дутов услышал из-за забора фразу: «Кидайте гранату во двор». Тогда Дутовы и Шишов решили выйти за ворота к приехавшим.


— Перед нами была толпа народу, человек 25–30. Были цыгане, а в первых рядах стояли молодые спортивные ребята славянской наружности. Нас окружили полукольцом и вплотную прижали к воротам, — продолжает Дутов.



— Перед нами стоял, как позже выяснилось, Кирилл Штриплинг, он продемонстрировал пистолет Макарова. Никакого разговора не получалось. Потом, как мне показалось, прозвучала какая-то команда, и я получил удар в череп. Мне показалось, что руководил Пестриков Дмитрий. Но от кого команда прозвучала на цыганском языке, не могу сказать, — говорит Дутов.


По его словам, цыгане и спортивные парни стояли шеренгами. Дмитрий Пестриков был во второй шеренге.


— Все были вооружены, у нескольких, в том числе у Дмитрия, были ножи, у Штриплинга пистолет, — говорит Дутов. —  С левой стороны стоявший передо мной нанес мне удар кулаком в челюсть, в руке у него был нож. Удар был внезапный, я упал и потерял сознание. Когда пришел в себя, обнаружил огнестрельное ранение в плече. Слышал уже перестрелку. Перевернулся на живот и пополз в сторону дома, к калитке. Зашел Шишов и после этого брат Алексей, весь в крови. Шишов сказал, надо отсюда уезжать, потому что думали, что будет вторая волна нападения.



Они забрали из дома жену и детей Шишова и все вместе поехали в сторону дома Дутовых в Горный Щит. Кто стрелял, Дутов сказать не может, не видел.


Сына нигде не было, брат Дутова сказал ему, что сын убежал.


Кинжал, говорит Дутов, он из ножен не доставал.


— Шишов направлял пистолет дулом в сторону людей? — спрашивает прокурор. 


— Нет, он его не доставал, — отвечает Дутов.


Прокурор спрашивает, почему сразу не обратились в полицию, а поехали к Шишову. 


— Я думал, мы по-семейному разберемся, — отвечает тот.



— Почему вы решили выйти из-за ворот? — вопрос прокурора Дутову. 


— Когда прозвучала фраза «Кидайте гранату во двор», мы решили, что если эта группа проникнет во двор, то им ничего не будет мешать зайти в дом, где жена и дети Шишова.


После перестрелки Дутов 20 дней лечился в областной больнице.


— Испытывал страх за свою жизнь, после этих событий поступали угрозы, длительное время мы находились на госзащите, — говорит Дутов.


Прокурор закончил, теперь звучат вопросы адвокатов Дутовых. Спрашивают про моральный ущерб.





Вопрос от адвоката одного из подсудимых:


— Всегда ли вы ходите в казачьей одежде?


— Да, и в будние дни.


— А почему сегодня не пришли в ней?


— Суд не поймет.


Судья прервал диалог и попросил задавать вопросы по существу.


Адвокаты спрашивают, отдавал ли кто-нибудь еще команды во время бойни. Дутов отвечает, что не слышал.


— Как вы поняли, что к дому съезжаются люди с недобрыми намерениями? — спрашивает другой адвокат. 


— Потому что в ворота агрессивно долбились. 


— Почему жена Шишова не вызвала полицию?


 — Она в это время спала с детьми. 


— Почему вы после случившегося не вызвали полицию, а скрылись? 


— Потому что в шоковом состоянии были.




Адвокаты задают уточняющие вопросы — как Дутов понял, что Пестриков именно 3 сентября поедет к Шишову, сколько Дутов выпил на дне рождения, был ли трезвый во время бойни.


В деле 19 обвиняемых, у каждого свой адвокат, и судья по очереди опрашивает их всех, есть ли вопросы к потерпевшему Дутову. У некоторых есть, и не по одному.







— Семья моя полностью разрушена. У меня произошел развод с женой, с Алисой я тоже не общаюсь, — отвечает Дутов на вопрос адвоката Пестрикова о моральном вреде.


— Пестриков — обидчивый человек? — спрашивает адвокат Димы.


 — Думаю, что да, — говорит Дутов. — Он имел право оскорбиться на слова Шишова. Конечно, я это понимал, и поэтому подошел извиниться.


— Почему вы поехали предупреждать Шишова втроем? Да еще с оружием. Почему один не мог съездить? — не отстает адвокат.


— Потому что Пестриков — сожитель моей дочери, и я думал, что мы по-семейному поговорим и все решим.



У адвоката Дмитрия Пестрикова очень много вопросов к Дутову, кажется, он подготовился к процессу тщательнее всех.


— Дмитрий как-то координировал действия людей, стоявших перед вами? 


— Мое мнение, что да, — говорит Дутов.


— Каким образом? 


— Передвижениями. 


— Поясните. 


— Было короткое время, когда толпа прижала нас к забору, они передвигались. Пестриков был во второй шеренге. Почему он прятался за спинами, если приехал извиниться?


Дутова атаковали вопросами 



— Ваше поведение противоречит мотивам, по которым вы приехали. Почему не попытались поговорить с Пестриковым? — спрашивает адвокат.


 — У меня не было возможности, — отвечает Дутов.


Судья просит не спрашивать одно и то же по несколько раз. Действительно, многие вопросы повторяются у адвокатов и обвинителя.


Пестриков слушает показания тестя спокойно, улыбается и переговаривается с соседом по камере.


— Уезжая с Депутатской, Шишов или ваш брат говорили, что у ворот лежат раненые? — это вопрос уже от другого адвоката. 


— Да, — признается Дутов.


— Скорую помощь никто не предложил вызвать? 


— Не знаю, я не вызывал.


— Вы с Шишовым давно знакомы? 


— Он служил с моим братом Алексеем, когда они уволились, мы познакомились.


 — Вы сказали, что Шишов всегда ходит с оружием, почему? 


— Потому что у него есть лицензия. 


— Вам известны случаи нападения на него? 


— Мне неизвестны.



Судья снова просит адвокатов не повторяться и спрашивать по существу. 19 защитников в деле — это серьезно. 


Сейчас вопросы задает судья. Он уточняет, кто первый достал оружие, как далеко от дома стояли нападавшие, перекрыли ли они дорогу.


— Пестриков с Шишовым до того дня, когда между ними произошел конфликт, знакомы не были, — говорит Дутов.



Спрашивают, почему Дутов не общается с дочерью. 


— Когда мы пришли писать заявление 5 сентября, у меня был с ней последний разговор, — отвечает он. — После того, как Пестрикова взяли под арест, она перестала со мной общаться.





В суде объявили перерыв на 30 минут. После него начнется допрос Олега Шишова — он по-прежнему в Крыму, отвечать будет по видео-конференц-связи.




Зал заседаний открыли, подсудимые и адвокаты заняли места, ждут судью.



Судьи так и нет, а в камере у обвиняемых оживление, болтают и смеются.



Включили экран, настраивают видеосвязь с крымским республиканским судом.



Экран маленький, звук не очень хороший. Из Крыма сообщают, что подошли Олег Шишов и его жена Анастасия.





Шишов представляется. Говорит, что временно не работает. Сейчас он живет в Севастополе. 




Судья зачитал права Шишову. Сейчас устанавливают личность его жены Анастасии.



Первой вопросы задает прокурор. Спрашивает, какое отношение Шишов имеет к казачеству. 


— Я по национальности казак, — говорит он.


— Казак — это не национальность, — улыбается прокурор.



Шишов рассказывает о ссоре с Пестриковым. На дне рождения мамы Алисы ему представили Диму как парня Алисы. До этого Шишов и Пестриков знакомы не были, но от Дутовых он знал о конфликте Димы и родителей Алисы, который случился за год до этого.


(Про этот конфликт уже рассказывал на допросе Дутов).



— Дмитрий сел с нами за один стол, — пересказывает Олег события 2 сентября. — Я сказал, что это неправильно, он избил моих друзей, а сейчас приехал к ним, и послал его на три буквы. Он начал угрожать, сказал, что я попал, сел в машину и уехал.


У Шишова был с собой травматический пистолет, но он его не доставал и Пестрикову не угрожал. При этом Шишов не помнит, чтобы его кто-то просил извиниться перед Дмитрием. А Дутов говорил, что просил.


Вскоре после этого Шишов с женой вызвали такси и уехали домой. На следующий день к ним приехали Дутовы, сказали: «Сейчас приедут тебя убивать, доставай оружие».


— Я сказал, что мой адрес никто не знает, но он настаивал. Как только я достал оружие, карабин, приехали люди незнакомые, стали стучать в ворота и обещали кинуть гранату. Дома были жена и двое детей, они спали.



— Я не верил, что кто-то приедет, не осознавал серьезности, — говорит казак. — Достал первый попавшийся карабин (у него их три. — Прим. ред.), травматический пистолет у меня всегда на ремне. 


Шишов с Дутовыми вышли за ворота, Олег говорит, что увидел толпу народа, которая перекрыла всю улицу, он узнал только Дмитрия Пестрикова.



— Штриплинг, который потом погиб, показал мне пистолет со словами «Узнаешь?» Я говорю, узнаю. А он: «Ну всё, готовься, мы вас сейчас будем убивать».



— Все кричали, перемещались, передавали друг другу ножи. Я услышал выстрел, Александр упал, я вообще подумал, что его убили.



— Я услышал команду на цыганском, — продолжает Шишов. — Почему понял, что это команда? Потому что после этого выкрика все стали нападать на нас. Но кто дал команду, я не видел.



Шишов говорит, что его ударили кулаком в висок, попытались забрать карабин. 


— Меня прям убивали, — говорит он. — Били по голове, по телу. Я маленько «поплыл», и Алексей забрал у меня карабин и выстрелил, а я стал производить хаотичные выстрелы из травматического пистолета.


Всё это время Шишова и Алексея Дутова продолжали бить, говорит Шишов.



— Вы видели, от ваших выстрелов кто-то упал?


 — Я не видел.


 — Выстрелы в вашу сторону звучали? 


— Да, постоянно.



В общем, прокурор подробно выясняет, кто где стоял, кто в кого и в какой момент стрелял, кто в какую сторону бежал.



— Почему вы не позвонили в полицию, зная, что к вам едут «убивать»?


— Мне некогда было, они уже приехали, и телефон был отключен.



— Беседа по телефону между вами и Пестриковым продолжалась 13 минут. О чем вы говорили? 


— Он угрожал, что приедет и разберется, я говорил, что не надо приезжать. И связь пропала, телефон сел или я выключил, не помню.


— Вы не стали извиняться, почему? 


— Я не считаю нужным, он избил женщин, а я должен извиняться, что ли? Он никаких извинений им не приносил.


— Вы говорили Пестрикову, что позовете казаков для силовой поддержки? 


— Нет.



Вопросы прокурора закончились. Теперь вопросы от адвокатов подсудимых, их, наверное, будет немало.



Ох уж эти долгие разговоры...


— Дутовы просили заступиться за них перед Пестриковым за те события годичной давности? 


— Нет, не просили. 


— Была ли возможность у Штриплинга уклониться от выстрелов? 


— Понятия не имею.


— Почему скрылись с места происшествия и сразу не сообщили в полицию? 


— Были в шоке, испугались за семью. 


— Какие меры вы предприняли для разрешения конфликта с Дмитрием? 


— Никаких. 


— Как вы объясните, что большинство ранений у нападавших в спины, в заднюю часть туловища? 


— Алексей стрелял веером, кто-то развернулся, начал отходить. 


— Является ли причиной вашего конфликта негативное отношение к Дмитрию из-за того, что он цыган? 


— Нет.


— Вы чувствуете свою вину, что погибли люди? 


— Я вину не чувствую, я стрелял не прицельно. 


— Почему стреляли не вверх, а в толпу? 


— Это инстинкт самовыживания, не знаю, как объяснить.



— Когда встретились с Пестриковым на дне рождения у Дутовых, вы испытывали к нему неприязнь? 


— Ничего я к нему не испытывал вообще, я просто не хотел с этим человеком находиться. 


— Тогда для чего вы конфликт затеяли, оскорбили? 


— Я просто попросил его уехать. 


— Вы понимали, что унижаете его честь и достоинство? 


— Ну он же унижал чужие честь и достоинство. 


— Вы понимали, что могут быть для вас последствия? 


— Нет, не понимал.



О, ну наконец-то стало интересно.


Один из адвокатов уличает Дутова и Шишова в разности показаний — один видел у Штриплинга боевые патроны, другой травматические.



У Шишова в соседях были цыгане, адвокаты спрашивают, конфликтовал ли он с ними. Говорит, что нет.



Вопросы задает Максим Шестопалов, адвокат Дмитрия Пестрикова, самый дотошный из всех. Уточняет, кто где стоял во время конфликта. Спрашивает, в чем выражались руководящие действия Пестрикова (ему вменяют организацию массовых беспорядков).


— Он говорил постоянно по-цыгански, — отвечает Шишов. — Он всех собирал, обзванивал, это я знаю из материалов дела. Визуально мне показалось, что он командовал.



— Вы можете сказать однозначно, что он давал распоряжения спортсменам, которые стояли перед вами? 


— Я не могу ничего сказать, вокруг был шум, все кричали.



Адвокат уточняет разные детали тех событий. Дутов жаловался Шишову, что Пестриков обижает его дочь. Но в тот день Дутов не просил Пестрикова покинуть дом. 


— В вашей социосреде казаков послать человека на три буквы — это нормальный способ общения? 


— Скорее нет. 


— А в его среде?


 — Нет, ну он же так делал, бил женщин дубинками, а сейчас оскорбился. 


На это судья поинтересовался у адвоката, не издевается ли он над присутствующими, и вынес ему предупреждение, в очередной раз попросив задавать вопросы по существу. 


Шишов считает, что оскорбление было только поводом, а на самом деле Пестриков хотел убить его и ограбить дом.



Если честно, мы ужасно устали слушать этот странный диалог. Судья тоже утомился и высказывает адвокату Пестрикова, что он задает повторные вопросы в разных интерпретациях.


— Все прекрасно видят, что вы одно и то же спрашиваете. И интонацию поменяйте, в ваших вопросах прослеживается издевка, — говорит судья адвокату.




Движемся к развязке (наверное). Вопросы у адвоката Дмитрия Пестрикова закончились. Теперь судья уточняет показания Шишова.




Судья говорит, что Шишов может присутствовать на судебных заседаниях лично, он отвечает, что не имеет такой возможности, и просит продолжить рассмотрение дела без него. Жену Шишова допросят в другой раз. 


На этом заседание закончилось. Следующее будет 17 апреля.