Ирина Сапожникова – молодой учёный, которая впервые синтезировала новый препарат.

Будущее лекарство против осложнений сахарного диабета, аналогов которому в мире нет, пока ещё в колбе. Колба находится здесь, в химфармцентре УрФУ. До момента, пока синтезированный на химфаке препарат станет реальной таблеткой, которую диабетик сможет купить в аптеке, пройдёт ещё лет 10, не меньше. Но исследования уральских химиков в этой области признали настолько перспективными, что УрФУ получил на разработку 33-миллионный грант от Минобрнауки. Ещё бы – ведь сахарный диабет второго типа признают чумой нашего века.


Мы побывали в лаборатории УрФУ и пообщались с создателями препарата.


– Диабет – это не просто накопление сахара в организме, – объяснил директор химико-технологического института УрФУ Владимир Русинов, профессор, доктор химических наук. – Этот сахар взаимодействует с белками внутри клетки, конечные продукты гликирования могут находиться в организме долго, это и вызывает осложнения. Они влияют на зрение, на головной мозг, на сердце, сосуды, почки. Многие больные сахарным диабетом теряют конечности из-за атрофических язв, которые не залечиваются.


Новый препарат, синтезированный учёными, относится к тому же классу, что и "Триазавирин", противовирусное лекарство, уже продающееся в аптеках. Выяснилось, что препарат может блокировать реакцию Майяра – ту самую, которая создаёт в организме диабетика конечные продукты гликирования. Биологическую активность синтезированного уральцами вещества помогли обнаружить коллеги – фармацевты из Волгоградского медуниверситета.


Директор химико-технологического института УрФУ "подсадил" на "Триазавирин" друзей и родных и теперь надеется, что у нового детища химфака тоже большое фармакологическое будущее.


– Создание лекарства – длительный и дорогостоящий процесс, – рассказывает Владимир Русинов. – Тут главное правило: не навреди. Нужно тщательно изучить, как препарат влияет на разные органы, какая у него токсичность. Мы препарат синтезировали, мы показали, что он блокирует реакцию Майяра. Мы делаем его в колбе, но для того, чтобы создать лекарство, нужны не только химики, нужны и фармакологи, и мы сотрудничаем с коллегами из Волгограда. Там изучают фармакологическое действие препарата. Сначала пройдут доклинические испытания, тестирование на животных, потом несколько этапов клинических. Только после этого разрешат использовать.


Лаборатория УрФУ, где юные химики изучают тонкости синтеза.


Младший научный сотрудник кафедры органической и молекулярной химии Ирина Сапожникова первой синтезировала препарат, который открыл такие перспективы. Теперь задача её и коллег – научиться синтезировать большое количество вещества для исследований, довести его до нужной чистоты. Длительная кропотливая работа.


– Для каждой партии нужно провести 10–12 различных анализов, – объясняет молодой учёный, – чтобы удостовериться, что субстанция годится для дальнейшей работы. В этом участвуют химики-синтетики, технологи, биологи. Уже на нашей – доклинической стадии – мы должны разработать, в какой форме завод будет выпускать препарат, разработать технологическую схему. У нас уже есть опыт с "Триазавирином", и мы опираемся, прежде всего, на него.


Сейчас задача Ирины Сапожниковой и её коллег – научиться синтезировать большое количество чистого препарата для исследований и разработать схему его производства на заводе.


По словам Ирины Сапожниковой, в мировой фармацевтике пока лекарств с аналогичным действием нет. Если получится довести проект до конца, это будет настоящим прорывом. Названия у него пока нет – только формула и лабораторный шифр, сам процесс синтеза уже запатентован. Есть общемировая практика наименований – например, "Триазавирин" первую часть имени получил от структуры – триазола триазин, а вторая часть – "вирин" – указывает на то, что он противовирусный.



После того, как вуз сможет распоряжаться средствами гранта, на химфаке появится суперсовременная лаборатория с новым оборудованием для синтеза. Уральские химики потирают руки в радостном предвкушении – интересной работой они обеспечены на несколько лет вперёд.




Читайте в наших репортажах, как делают "Триазавирин" на заводе в Новоуральске, и как его придумали и довели до массового производства.