Екатеринбурженка из-за маленькой зарплаты уволилась с молочного завода и открыла дровяную ферму

Наша героиня так вошла во вкус, что намерена расширить сеть на весь Урал.

Ольга начала заниматься дровами, так как её не устраивала зарплата на молочном заводе

E1.RU продолжает писать о людях, которые рискнули и открыли своё дело. Сегодняшняя история о том, как человек кардинально меняет род своих занятий. 25-летнюю Ольгу Прокопенко категорически не устраивала зарплата инженера по качеству на молочном комбинате, да и работа была скучной и однообразной. Поэтому пару лет назад она решила создать собственное дело.

Промплощадка на окраине Среднеуральска. С одной стороны навален лес, с другой – полешки. Трое крепких мужчин складывают полешки в кузов ГАЗели – клиент заказал три кубометра дров.

– Сначала я занималась продажей флэш-тату (наклейки, которые выглядят на теле как татуировки. – Прим. ред.) и зарабатывала 100 тысяч в месяц. Спрос был большой, а из Китая их массово ещё не завозили. Так что продажи несколько месяцев шли хорошо, – вспоминает наша героиня.

У молодого человека Ольги была грузовая машина – на ней он в том числе возил и дрова, которые брал у соседа.

– Как-то я у него спросила: почему сосед может колоть дрова, а мы нет? К тому моменту мне удалось кое-что заработать на наклейках. Эти деньги мы и потратили в итоге на оснащение собственной базы: купили хорошую бензопилу, несколько колунов, поставили небольшой вагончик. Всего тысяч 150 ушло, – рассказала о вложениях Ольга.

Лес возят из Алапаевска и Ревды

К сентябрю 2016 года у Ольги и её молодого человека в 35 километрах от центра Екатеринбурга – в Монетном – появилась собственная база.

– Там в округе было много частных домов. Плюс к тому я размещала информацию на сайтах объявлений и заборах, ездила по баням. Только спустя некоторое время создала первый сайт, настроила контекстную рекламу, – вспоминает Ольга.

Дело сразу пошло весьма бодро – в первый же месяц оборот составил 300 тысяч рублей, а в дальнейшем он рос на 50 тысяч ежемесячно. Рентабельность этого бизнеса – 20–25%.

Сейчас на базе постоянно работают четыре человека

С первыми большими проблемами партнёры столкнулась ближе к весне – у поставщиков попросту не было в продаже леса.

– Дрова – это для заготовителей, по сути, отходы. Сначала из леса вывозят хвойные деревья, затем берёзу на фанеру и только потом оставшееся на дрова. Но у нас уже были постоянные покупатели, а терять их не хотелось. Так что приходилось искать лес где только можно, покупала его дороже, чем обычно. Иногда продавали в ноль, – говорит мне Ольга.

Пётр и Ольга познакомились на бизнес-тренинге

Бизнес развивался хорошо, но тут вмешались личные обстоятельства – в мае 2016 года Ольга рассталась со своим молодым человеком. И база в Монетном осталась ему. Но Ольга бросать дровяной бизнес не хотела, нашла поставщика в Екатеринбурге, которому стала передавать заказы своих клиентов.

Ситуацию резко изменила случайная встреча – на одном из бизнес-тренингов в сентябре 2016 года Ольга познакомилась с Петром. После обсуждений они решили на паях открыть базу под Среднеуральском. На всё про всё у них ушло лишь четыре дня.

– Пётр нашёл площадку, мы на общие деньги (всего тысяч сорок) купили лес. У меня была пила, приобрели ещё колунов и начали работать. Сделали простенький сайт. Продажи сразу пошли. Телефон разрывался от звонков – по 60 штук в день было. Появились оборотные деньги, на которые стали развиваться дальше, – рассказала Ольга.

Мне сказали, что в случае чего могу устроиться кольщиком дров

Между партнёрами есть чёткое разделение обязанностей: Пётр отвечает за производство, а Ольга – за продажи.

Сейчас на базе постоянно работают четыре человека: пильщик, кольщик и два разнорабочих. Если заказов много, то привлекают временных сотрудников – в общей сложности получается до 10 человек. Зарплата у них сдельная. В месяц выходит по 25–30 тысяч рублей.

– С кадрами сложно. Много людей приходят, но остаются единицы. Работа реально непростая. Особенно после первого дня всё болит. У нас есть один рабочий хороший. Я ему предложил позвать кого-то ещё. "Им это зачем? У нас вся деревня – охранники", – ответил он мне, – поделился опытом Пётр.

Водителя же в штате нет. Опыт показал, что нанимать со стороны машины проще и надёжнее.

Это "Горыныч" – он колет дрова в два раза быстрее, чем любой даже самой опытный работник

В этот момент рабочий включил необычное устройство – дровокол "Горыныч". Этот станок купили недавно – с виду простой агрегат стоит 200 тысяч рублей. Для сравнения, рабочий может вручную наколоть за смену 6–8 кубов, а на "Горыныче" получается в два раза больше. Впрочем, это всё равно несколько ниже плана. Изначально рассчитывали, что "Горыныч" заменит всех кольщиков, поскольку в теории за смену на нём должны делать до 30 кубов.

"Горыныч" раскалывает полено на четыре части

Сейчас в месяц удаётся продавать по 600 кубов дров. Большая часть клиентов приходит через объявления в газетах и на интернет-досках. Если продажи падают, то подключают контекстную рекламу. На данный момент 95% покупателей – частники. Остальные – это рестораны, РЖД, бани, котельные и промплощадки.

Также продают дополнительные товары – опил, веники и бересту в мешках (её покупает каждый второй клиент). В сезон также продают навоз.

– Просто целевая аудитория совпадает. Если у человека есть дача, то ему нужны и дрова, и навоз. Последний, кстати, намного рентабельнее, но это сезонный товар – с апреля до начала сентября, – объясняет Ольга.

Для ресторанов дрова собирают в такие связки

Если честно, то меня больше всего удивил системный подход к анализу покупателей. Сейчас в базе их уже полторы тысячи человек. У каждого клиента спрашивают, откуда узнали, насколько довольны качеством и так далее. Затем все данные заносятся в CRM-систему.

Ольга и Пётр рассчитывают увеличить продажи с нынешних 600 кубометров до 3–5 тысяч кубов.

– Мы хотим не приобретать лес, а заготавливать его самостоятельно. Это повысит рентабельность в два раза – до 40%, наверное. Сейчас таких примеров практически нет. Мы хотим вывозить из леса сразу дрова. Подобный опыт есть в Челябинске. Но это пока достаточно далёкая перспектива, – делится планами Ольга.

Ольга признаётся, что дрова ей даже снятся

В ближайших же планах – покупка сушильной печи, которая стоит 500 тысяч рублей. Дело в том, что спрос на сухие дрова есть, несмотря на то, что они значительно дороже: 2000 рублей вместо 1300.

Ещё одно направление для развития – расширение сети и выход в соседние регионы.

– Мы уже развиваем эту тему в Челябинске – нашли поставщиков, собираем заявки. В планах – Тюмень и Пермь, – говорит Ольга.

В итоге должна получиться сеть по продаже дров по всему Уралу.

Напомним, что в рубрике "Маленький, но гордый бизнес" мы рассказываем о тех, кто рискнул начать своё дело, несмотря на экономические сложности. Ранее её героями становились, например, бывший продажник Артём Баталов, который стал шить кожаные изделия, юрист Светлана Корабель, которая вместо Porsche Cayenne купила козью ферму, работавший в Москве бизнес-тренером Михаил Зернин, вставший за токарный станок, чтобы делать крутые и дорогущие доски.

Мы ищем новых героев. Если вы считаете, что подходите, готовы откровенно рассказать о подноготной своего бизнеса, то напишите об этом автору рубрики на почту s.panin@corp.e1.ru с пометкой "Маленький, но гордый бизнес".

Текст: Сергей ПАНИН; Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU; Видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU
64643