Оперному театру - 105 лет: отмечаем юбилей с солистом балета, крутя фуэте и приседая в плие

Игорь Булыцын рассказал, дразнили ли его "балеруном" в детстве, и научил журналистку E1.RU некоторым па.

На первый взгляд в балетных поддержках ничего сложного, но на самом деле – напрягаются все мышцы.

Екатеринбургскому театру оперы и балета сегодня исполняется 105 лет. Накануне этой красивой даты мы встретились с местной звездой – солистом балета Игорем Булыцыным и попросили его научить нас порхать по сцене, как бабочка, и крутиться на одной ноге, как юла.

Игорь – лауреат Национальной театральной премии "Золотая маска" за роль Меркуцио в балете "Ромео и Джульетта". Ему 26 лет, 16 из которых он посвятил танцам. Признаётся – в школе приходилось сталкиваться с непониманием со стороны друзей.

– У меня все друзья ходили на карате, а я ходил на балет, – рассказал Игорь. – Но, знаете, всё-таки пацаны понимали, что физическая нагрузка у меня, может быть, даже посерьёзней, чем на карате. Невооружённым взглядом даже в детстве было понятно, что я человек спортивный. Иногда даже в дворовых перепалках говорили: "Он балетный, он знаешь как тебе может ногой двинуть!". Но меня никто не называл "балерун" (это обидно, правильно – артист балета), я, наоборот, всех друзей таскал в театр посмотреть на меня на сцене.

На пуанты можно вставать только после нескольких лет тренировок. Первые занятия – в мягких балетных тапочках.

Сейчас репетиции у танцора занимают не меньше 7 часов в сутки – полноценный рабочий день. Одновременно он может играть в нескольких спектаклях, но движения при этом не путает – на то и нужно огромное количество репетиций.

– В 10 утра у нас начинается балетный урок, а после 11 – всевозможные репетиции по текущему репертуару. Они идут часов до двух. Потом небольшой перерыв, а в 17 часов следующая репетиция – и часов до девяти вечера, – пояснил Игорь. – Репетиции затем и нужны, чтобы отчасти довести всё до автоматизма. Мышечная память уже не даёт волю эмоциям, поэтому нет страха что-то перепутать. Всё уже "втёрто" в ноги, впитано мышцами. Мозг всё равно контролирует тело, нельзя делать движения машинально.

Тянем носочек, втягиваем колени под руководством лауреата "Золотой маски".

– Какой самый сложный элемент?

– Иногда сложно просто стоять на сцене. Бывает, нужно станцевать свою партию, вернуться на сцену и дополнить общую картинку происходящего – просто постоять несколько секунд. Если в спектакле заставляют такое делать, это может казаться каторгой. Это статика, а тело уже заряжено на то, чтобы двигаться постоянно. На тебя ведь смотрит весь зрительный зал, надо стоять красиво!

– А кроме статики?

– Самое сложное движение у балерин – это 32 фуэте. Это настоящий трюк. Это когда балерина 32 раза проворачивается вокруг своей оси на одной ноге. Она в этот момент должна стоять в центре сцены и не сходить с места. В этот момент нужно полностью под контролем держать своё тело. Подумайте, 32 раза присесть – это уже тяжело! А здесь ещё нужно 32 раза подряд сделать визуально красивое движение.

– А у мужчин?

– У мужчин есть подобное – гранд-пируэт, но это легче. Для меня, наверное, самый сложный элемент – это двойной кабриоль. Это когда в воздухе, в полёте два раза ударяется нога об ногу. Выглядит очень эффектно. Когда смотришь на тех, кто делает это хорошо, кажется, что это очень просто. Но на самом деле – нет. Когда-нибудь я всё-таки взломаю эти два кабриоля и сделаю их!

Новичку сложно успеть за Игорем Булыцыным.

Пробуем повторить движения за танцором. Начинаем с лёгкого – первая и вторая позиция у станка, тянем носочек, втягиваем живот, расправляем плечи. Медленно – ещё получается, а как только темп увеличивается, ноги и руки начинают заплетаться. Крутим фуэте – удаётся обернуться вокруг своей оси один раз, да и то с натяжкой. А вот как балерины делают по 32 оборота – страшно даже представить! Более сложные прыжки и поддержки Игорь показывать не решается. Для этого нужно как следует размяться, иначе легко травмироваться.

– Травмы происходят очень часто, – признаётся артист. – Мы делаем на сцене физически тяжёлые вещи. Бывает, что за счёт тяжёлых изматывающих репетиций случаются травмы. С опытом начинаешь понимать, что это происходит потому, что ты был не сконцентрирован на своей работе. Подворачивают ноги, срывают спины. Мы видим, как балерина в руках партнёра порхает по сцене, но это может быть опасно.

– Чем питаются артисты?

– Раньше всегда всем врал, что питаюсь чем хочу, но, конечно, это не так. Нужно питаться правильно, не есть сладкое, это сразу сказывается на фигуре. Я люблю есть жареное мясо, но перед ответственными спектаклями беру себя в руки и меняю меню. Ем куриный белок, много клетчатки, всевозможные салаты, добавляю витамины и аминокислоты.

– Кто-то следит за вашим весом или вы сами за себя отвечаете?

– Нет, человека с огромной линейкой и весами нет. Но когда кто-то набирает пару килограммов, это сразу видно, и худрук ругает. Если артист похудел и пришёл в нужную форму, то его хвалят.

– Ходят ужасные слухи о том, что балерины, например, едят вату – чтобы заполнить желудок и обмануть мозг, получить чувство сытости. Бывает такое на самом деле?

– Нет, не думаю. Настолько радикально – это вряд ли. Хотя от артиста зависит, что в его голове происходит.

Есть специальная техника надевания балетных тапочек.
Первая позиция.
Одну пару балеток поделили поровну – одну учителю, одну – ученице.
Первое задание для начинающей балерины – красиво вынести на сцену бокал на подносе.
Прыгаем на носочках – это несложно.
А вот крутить фуэте – уже сложнее.
С первого раза не получается.
Одна из самых простых поддержек...
… и красивый поклон.
Текст: Алёна ХАЗИНУРОВА; Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU; Видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU
5942