В НИИ ОММ спасли ещё не родившегося малыша, откачав жидкость из лёгких, чтобы он смог дышать

В институте рассказали, как делают операции младенцам в утробе матери.

В НИИ ОММ делают операции ещё не родившимся малышам, подбираясь к ним через маленький прокол на теле мамы.

Когда просишь рассказать о самых сложных и необычных случаях в НИИ ОММ, всегда отправляют в отделение внутриутробной хирургии. Директор института Надежда Башмакова называет эти технологии космосом. В 2009 году здесь сделали первое переливание крови неродившемуся младенцу, и за эти годы сотни детей смогли родиться и жить только благодаря вмешательству медиков. Почти у всех этих малышей без внутриутробной медицины не было бы шанса жить.

В эти дни институт отмечает 140-летний юбилей. По этому случаю мы попросили руководителя группы внутриутробной хирургии института, кандидата медицинских наук Наталью Косовцову рассказать о том, какие пациентки попадают к ним сейчас и как спасают жизнь малышам, которые ещё даже не родились.

Жидкость в лёгких

Неделька – столько исполнилось сегодня малышу, который не смог бы дышать, если бы не помощь медиков НИИ ОММ.

– Женщина поступила к нам в 26 недель с выраженным многоводьем, очень большой живот, – рассказала Наталья Косовцова. – У ребёнка был выраженный гидроторакс, выраженная гипоплазия лёгких – иными словами, если бы он родился без нашего вмешательства, он не смог бы дышать.

Жидкость из лёгких нужно было откачать. Это не первый подобный случай, у НИИ ОММ уже был опыт проведения таких операций. Но на этот раз одной пункции было недостаточно, жидкость скапливалась снова, манипуляцию пришлось провести дважды. По словам Натальи Косовцовой, определить, из-за чего возникла такая патология, так и не удалось – иногда перенесённые во время беременности вирусные инфекции дают такие осложнения.

В НИИ ОММ попадают сложные пациентки не только со всего Урала, но и из других регионов страны.

– Чтобы спасти жизнь ребёнка, мы ставили трубку, которая соединяет грудную клетку с полостью, выводили жидкость и дали возможность женщине доносить беременность до 32 недель, – сообщила подробности медик. – В 32 недели отошли воды, ей сделали кесарево сечение. Ребёнка сразу направили в реанимацию, поставили дренаж, чтобы эвакуировать жидкость из лёгких. И вот сейчас младенец дышит самостоятельно, ему уже 7 дней, он весит 2 440 г и набирает вес.

Доктора говорят, что и малыш, и мама большие молодцы: у женщины это уже второй ребёнок, ей пришлось очень тяжело, почти два месяца перед родами она провела в стационаре института.

Одна плацента на двоих

Сейчас медики научились делать сложные манипуляции, спасая жизнь плода. В частности, появился большой опыт по коррекции патологии монохориальных двоен – это когда близнецы в утробе матери имеют одну плаценту. За несколько лет в НИИ ОММ спасли около 200 человеческих жизней только благодаря тому, что научились корректировать такие ситуации.

– В таких случаях близнецы не всегда делят плаценту поровну, кровь поровну. Всех таких пациентов направляют к нам, – рассказала Наталья Косовцова. – Это очень тяжёлые пациентки. Например, недавно одна приехала из Казани, с выраженным многоводьем, на сроке 19-20 недель. Один плод сбрасывает кровь другому, и получается, что у одного много, а у другого очень мало. Эти дети не выживут, если не вмешаться.

В НИИ ОММ таким младенцам коагулируют сосуды пуповины, лазером разделяют кровотоки. Сейчас в отделении лежат четыре пациентки с таким синдромом.

Здесь дают шанс тем малышам, которые без вмешательства медиков точно не смогли бы выжить.

Опухоли у неродившихся малышей

Медики дают шанс выжить и младенцам, которые не могут правильно развиться в животе у мамы из-за опухоли.

– Недавно оперировали плод с крестцово-копчиковой тератомой, это опухоль больших размеров у плода, – продолжает Наталья Косовцова. – Опухоль больших размеров перегружает сердце, такие дети погибают от сердечной недостаточности. Наша задача – скоагулировать опухоль, выключать её от кровотока, чтобы ребёнок мог расти и развиваться. Сейчас ждём ещё одну такую пациентку, при сроке беременности 20 недель у плода опухоль 8 см.

Вот так здесь встречают новую жизнь – долгожданную.

Все подобные операции требуют и особого подхода, и особого оборудования. В нашем НИИ ОММ для них применяют малоинвазивные технологии, подбираясь к плоду при помощи мельчайшего прокола. Хотя в Москве, к примеру, до сих пор применяют открытую хирургию – делают разрез на матке, приподнимают плод для хирургических манипуляций.

Увы, не всегда успешно проведённая внутриутробная операция гарантирует, что малыш выживет и будет здоров после рождения. Для этого требуется многое – и удачное родоразрешение, и хирургия новорождённых в некоторых случаях. Например, в Новосибирске могут делать операции на сердце недоношенным малышам весом от 700 граммов, у нас пока берутся только за детей от 3 килограммов.

Однако, надеются в НИИ ОММ, после переезда в новое здание у института появится своё отделение хирургии новорождённых.

Текст: Анастасия РОВНУШКИНА; Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU; Илья ДАВЫДОВ
15491