"Я больше года не слышала от него "мама": как живёт семья 9-летнего екатеринбуржца, которого покалечил пьяный лихач

Родители Никиты верят, что когда-нибудь сын встанет на ноги.

Яна с младшим сыном Витей.

– Вот так мы и живём вчетвером в одной комнате. Это наш маленький Витя, а там, в кроватке – Никита. Проходите, – встречает нас мама двоих детей Яна Никитина и протягивает медицинские маски.

Семья Никитиных – мама Яна, папа Олег и два сынишки: 3-летний Витя и 9-летний Никита. Они живут в однокомнатной квартире на улице Белоярской, 16 в микрорайоне Компрессорный. Недалеко от того места, где пьяный водитель сделал инвалидом старшего Никиту.

Про эту историю мы неоднократно писали, а сотрудники автоинспекции сняли два видеоролика, чтобы показать, к каким страшным последствиям приводит пьяная езда. И это ролики не о том, что прошёл год, ребенок восстановился и жизнь потихоньку наладилась. Жизнь семьи, напротив – изменилась на 180 градусов и вертится теперь вокруг покалеченного Никиты.

Сперва с работы пришлось уйти Яне, чтобы ухаживать за Никитой, а потом в феврале 2016 года уволился глава семьи. Одна женщина не могла поднимать и переворачивать лежащего ребёнка, возить его на прогулки и в больницу.

У изголовья Никитиной кроватки вместо игрушек и книг пузырьки с лекарствами.
Заставлен баночками и холодильник.

Мальчик не может самостоятельно пошевелить ни рукой, ни ногой. Он не разговаривает, ничего не помнит, не смеётся и даже не плачет. Дышит ребёнок только через трахеостому. Ему по часам нужно давать лекарства, капать капли в глаза, делать гимнастику, массажировать, кормить каждые 2–3 часа. Все строго и по указаниям врачей.

– Нас при выписке в мае спросили: справимся ли мы? Лежали мы с тяжёлой формой эпилепсии, которая развилась на фоне черепно-мозговой травмы. Вопрос стоял, чтобы оставить его в спецучреждении. Но кому он там нужен? У него есть мама и папа. Конечно, это всё сложно. Представьте, в реанимации медсестры меняются каждые два часа и уходят домой на отдых. А у нас круглосуточное дежурство дома, – рассказывает Яна. – Сегодня мы в три часа легли и в восемь встали. И так каждый день: сплю по 3–5 часов.

Каждый день начинается с гимнастики.
Никита научился по просьбе мамы поворачиваться. Медленно, но он двигается.
Никита научился сам держать мячик.

Супругам тяжело вдвойне. Они признаются: младший Витя – инвалид с рождения, у него генетическое заболевание. Малышу требуется операция на суставы ног, которые деформируются. Ребенок не может долго бегать: жалуется на боли в ножках.

– Мы знали о его инвалидности. А старший ребёнок был абсолютно здоров. Сейчас у нас два ребёнка инвалида. Я ездила на приём к Ройзману в администрацию района. Пытаемся улучшить свои жилищные условия. Никите нужна своя комната. Мы добились помощи, чтобы нам выделили специальную реабилитационную кровать для Никитки, собрали все справки, а нам её поставить некуда. Место занимает специальная коляска, на которой мы его возим. Она конечно удобная, но громоздкая, – говорит Яна. – Паллиативная служба нам помогает, но даёт всё в ограниченном количестве.

Те самые "расходники", которые нужны ребенку.

Семья написала президенту 8 писем. Но пока им помогают только "расходниками" (зонды, катетеры, шприцы). Все лекарства пара покупает за свой счёт: "У нас вместо еды в холодильнике – лекарства", – показывает Яна.

– Например, такая коробка зондов стоит 1 тысячу рублей. Нам их в месяц надо 5 штук, а дают – 3. Поэтому приходится экономить. Вот "носик" – это приспособление стоит около 300 рублей, нам их нужно в месяц 30 штук. 6 тысяч "носики", 5 тысяч зонды. Вот посчитайте, – показывает домашнюю аптечку мама Никиты.

Все дни у них похожи друг на друга: подъём, кормление, лекарства, гимнастика.

– Просыпайся, Никита, поворачивайся. Где мама? – спрашивает она у ребёнка. – Никита, я жду. Отталкивайся. Мама ждёт, когда ты повернешься. Сына! Отталкивайся ручкой и поворачивайся.

Пальчиковая гимнастика.

Кажется, что Никитка и рад повернуться, но какой-то очень крепкий сон мешает ему это сделать. Каждый день мама разминает ему пальцы на руках и на ногах. А младший брат, сидя в кроватке старшего, показывает ему детские книги и протягивает свои любимые машинки.

– Каждое движение, пусть и рефлекторное, для нас радость. Это маленький шажок. Я не медик, но замечаю изменения. Есть хватательные рефлексы. Он держит игрушки, шевелит по моей просьбе ногами и поворачивается. Он реагирует на мой голос. Кажется, что он шевелит губами и говорит "Мама". Знаете, я больше года не слышала его пронзительное "Маааама, мам!", – говорит Яна.

Это приспособления, чтобы избежать деформации стопы.

Никита одергивает руку при прикосновении колючего массажёра "ежик". Вместе с семьей мы посмотрели фотоальбом, где Никитка был обычным веселым активным мальчиком. Ходил в школу и в спортивную секцию на тхэквондо. Мама показывает его грамоты, медали…

Таким Никита был до того, как его сбил пьяный водитель.

Сейчас 8 месяцев реанимации дают о себе знать. Ребёнок пережил 9 операций и три комы. Мальчик жив во многом благодаря заботе своих родителей, которые верят, что их Никита обязательно поправится.

– А как по-другому, когда нас столько людей поддерживают? Одноклассники Никиты гуляют с ним, мы на связи с директором школы, с учителями. Даже взяли учебники на этот год. Я читаю Никите школьную программу. Незнакомые люди пишут мне в соцсетях и присылают смски со словами поддержки: "Екатеринбург с вами". "Держитесь, Яна", – показывает сообщения на телефоне екатеринбурженка. – Тяжело конечно, трудно. Но раз выжил, должен жить. Люди приносят памперсы, переводят деньги: кто сколько может.

Яне шлют слова поддержки незнакомые люди.
Маленький Витя ждет, что Никита "проснётся" и будет с ним играть, как раньше.
А пока Витя вкладывает в руку брата свою любимую машинку.
Глава семьи вынужден был оставить свою постоянную работу. Жена бы одна не справилась.

В следующем году из колонии вернётся Сергей Гаряев, который сел за руль пьяным и сбил трёх детей, среди которых были Никита и Витя. Маленький Витя после трагедии полгода не разговаривал, а в своих играх изображал одну и ту же ситуацию: маленькая машинка кого-то сбивает – "бах" – и вой сирен – "уууу". Понадобились занятия с психологом, чтобы мальчик смог отпустить ситуацию.

По словам Яны, после случившегося лихача больше мучало похмелье, чем чувство вины. Мужчина живёт в этом же районе, а с его женой Яна вместе работала.

– Первые два дня после этого я ничего не видела и не слышала. Меня пустили в реанимацию, и я оттуда не выходила, а выползала, держась за перила. Через две недели он пришёл извиняться. Простите меня, извините, говорит и всё. Вы бы смогли такое простить? – спрашивает женщина. – Сейчас от него никаких денежных поступлений нет. Но он так и сказал, что если его осудят, то денег нам не видать.

Автомобилист сам воспитывает сына – почти ровесника Никиты, кроме того, у него на иждивении дочь-студентка и внук. Всё это и положительную характеристику с работы учёл суд при вынесении приговора. В итоге – полтора года колонии.

Напомним, в конце июня 2015 года Сергей не справился с управлением и наехал на двух мам с детьми. Это были Яна с сестрой и малышами, они вернулись с дачи и выходили из машины. Малыши – 1 и 2 лет от роду – отделались испугом и ссадинами, а вот 8-летний Никита оказался зажат между бампером и бетонной плитой. Когда очевидцы подняли машину и освободили ребёнка, у него уже не прощупывался пульс.

Диагнозы Никиты.

Даже сейчас врачи осторожничают в своих прогнозах. Но родители Никиты не унывают, говорят, главное, чтобы клетки мозга восстановились. Сейчас у них основной вопрос – реабилитация мальчика. А на это нужно около 300 000 рублей. Связаться с Яной можно в соцсетях. Её телефон 8 904 166 08 98. Номер карты, для тех, кто хочет помочь семье Никитиных: 639002169074117991.

Родители верят, что Никитка встанет на ноги и будет так же улыбаться, как на фото, что стоит у изголовья его кровати.

Текст: Анастасия МОСКВИНА; Фото: Артем УСТЮЖАНИН / Е1.RU; Видео: Вадим СУЕНДИКОВ; Максим БУТУСОВ
60877